Сумасшедший травоядный

Частицы Вселенной. Мини-сборник фантастических рассказов. Автор: Виктория Бородинова

Аннотация:

Частицы Вселенной — небольшой сборник рассказов в жанре «фантастика». Три истории, происходящие в разное время и никак не связанные между собой. Истории о противостоянии роботов и людей; об изгнании части человечества с Земли; о помешанном безумце, ненавидящем всех хищников.

2017г.

Официальная страничка автора Виктории Бородиновой, качайте или читайте онлайн книги бесплатно http://www.borodinova.ru/

Сумасшедший травоядный

Бывшие сотрудники встретились в небольшом кафе пятого уровня вертикального города в самом его центре. Расценки на угощения кусались, но ДОБ почти не переживал об этом. Он давно не видел бывшего сослуживца, более пяти лет. Когда-то с ЭМАТОМ они вместе работали в лаборатории низшего уровня по разработкам новых пищевых материалов.

ДОБ смотрел в огромное виртуальное окно кафе, пока приятель проходил контроль и опознание личности. Оно предлагало насладиться пейзажами разных эпох Земли. Сейчас на визуальном портале в другой мир медленно проплывала Палеозойская эра. Примитивные создания барахтались в океанском грунте, вызывая умиление у посетителей заведения.

Наконец, ЭМАТУ выдали согласие на присутствие и он сел за столик напротив ДОБА.

— Классные, не правда ли? А вот это, видимо, моя дальняя триллиардюродная бабушка, — он перехватил восторженный взгляд ДОБА и не замедлил отшутиться по этому поводу.
— Как ты? Где сейчас разрабатываешь? — расспросил старого приятеля тот.
— Где только не разрабатывал за эти годы. Так и специализируюсь на питательных технологиях. Только решил перейти на натуральное белковое сырьё. А ты?
— Уволился… Сейчас у меня своя лаборатория… И персонал! — не совсем правду рассказал ДОБ.
— Своя лаборатория? Это так здорово! Тоже подумываю об открытии своей. Опыта я набрался предостаточно, пора и что-то новое придумать. Сразить человечество своей гениальностью! — в словах ЭМАТА всегда сквозил юмор или сарказм.

ЭМАТ не был злым или неприятным человеком, наоборот, всегда отзывчивый, весёлый, добродушный. ДОБ завидовал его непринуждённой легкости, открытости. Он таким никогда бы не смог стать. Последнее время его преследовали только неудачи. Его уволили, а не «уволился», с любимой работы. По причине отказа работать над белковыми проектами. «Своя лаборатория» располагалась на техническом чердаке его старенького жилого бокса в неблагополучном районе, заселенном агрессивными иртотами: людьми низшей категории, не совсем удачными научными гибридами. В его тайной лаборатории настолько невысокие потолки, что нельзя выпрямиться во весь рост, даже низкорослому двухметровому человеку. «Персонал» — это его девушка, любящая и преданная во всём.

ЭМАТ увлечённо перебирал ассортимент кафе в голографической коробке-меню. На заинтересовавшую карточку можно было просто нажать и на телепортической плоскости в центре стола стремительно появлялось заказанное блюдо.

— Опять плавленное жидкое мясо? — ДОБ с трудом скрывал неприязнь и недовольство.
— Зачем так грубо? Не жидкое мясо, а белковый напиток.
— Почему ты так любишь его?
— Сытный! Можно теперь пару дней ничего не есть, а сэкономленное время потратить на работу или семью. Его разработали наши конкуренты, помнишь? Я всегда был рад за них, даже хотел перейти в их отдел, — пожал плечами ЭМАТ.

ДОБ выбирал недолго и заказал фруктовый энергетик. Столики в кафе стояли близко друг к другу, но кроме сидящих за одним столом собеседников ничего слышно не было — безотказно работала специальная система личной тишины. Можно также включить визуальную систему и все окружающие исчезнут из вида, но почти никто этим не пользовался, так скучно находиться в общественном месте.

— Так зачем ты меня пригласил? — интересовался ЭМАТ.
— Просто поговорить. Я давно не видел прежних знакомых.
— Над чем ты сейчас работаешь?

Казалось, что обычный вопрос застал ДОБА в врасплох. Он то хмурил брови, то сжимал губы.

— Пытаюсь сделать растительные проекты намного питательнее и совершеннее, чем белковые.
— Это хорошо. Отличная идея! — похвалил ЭМАТ.

Они еще долго разговаривали. Вспоминали прошлое, обсуждали будущее. Они не являлись близкими друзьями, но были хорошими знакомыми. Воспользовавшись моментом, когда ЭМАТ отвлёкся на панорамы виртуального окна, ДОБ быстро и ловко подлил дым в белковый напиток бывшего сослуживца. ЭМАТ допил остатки угощения и не заметил никакого привкуса или подозрительных манипуляций. Приятели ещё час обсуждали разные темы, договорились как-нибудь встретиться ещё через пару лет и разошлись каждый своей дорогой.

ДОБ ликовал. Его план начал осуществляться. Он беспокоился о возможных проблемах и срывах этапов проекта, но не сильно, надеялся на лучшее. Его мир был жесток. Детям приходилось работать с пяти лет, а учиться в государственных школах с двух. Жизнь людей их поколения состояла из работы, нагрузок, целей. Мало кто мог позволить себе роскошь отдыха и выбор нравившегося рода занятий.

ДОБ всегда работал учёным, как и все люди высшей категории. Его родители являлись учёными, его бабушки и дедушки были учёными, все его предки во многих поколениях — учёные. Даже имена своим детям из высшей категории выбирали только связанные с наукой и технологиями. Например, имя ДОБ, означает психоделическое вещество фенилэтиламинового класса. ЭМАТ — технология воздействия на проекционные зоны белкового или хлоропластового организма. ВААРТ, как зовут его девушку-лаборантку, означает высокоактивная антиретровирусная терапия.

Всю грязную работу выполняли гибриды низкого класса — иртоты. Это были люди и их потомки, ДНК которых модифицировали по разным причинам: по медицинским показаниям, собственным пожеланиям, в экспериментальных опытах. Человечество, вопреки всем прогнозам, не стало развивать робототехнический виток эволюции, а хорошо управлялось с биологическим материалом и его совершенствованием.

За столетия работы изменились люди высшей категории. Больше не существовало европеоидной, негроидной, монголоидной или австрало-веддоидной расы. Их больше не было. Индивид высшей категории был выше двух метров ростом, со средне-светлой кожей, с русыми мягко вьющимися волосами и серо-голубыми глазами. Люди нового поколения — учёные. Другие профессии на Земле не значились.

Иртоты имели мутационные недостатки и заметно отличались от высшей категории. У кого-то из них непропорциональная длина конечностей, у других в организме отсутствовал хитин, у третьих гигантизм. Всех мутаций и модификаций так сразу и не перечесть. К тому же за свои физические изменения они расплачивались и ограниченной продолжительностью жизни. Никто не любил иртотов, не хотел мутационного воздействия и оказаться среди них.

ДОБ симпатизировал иртотам. Из-за бедности они не могли позволить себе ни натуральную, ни фабричную белковую пищу. Все они на сто процентов являлись вегетарианцами. Вегетарианцем был и ДОБ.

Он не соврал ЭМАТУ, он действительно разрабатывал растительные пищевые проекты повышенной калорийности и сытности. Успешно тестировал их среди вегетарианцев. Но людям, предпочитавшим белковые продукты, напиток не нравился. Да он был более сытным, чем обычные, но всё равно тот же уровень счастья, насыщения, удовлетворения, что и напитки животного происхождения, дать не мог.

Это приводило ДОБА в неконтролируемую ярость. Он несколько раз после презентации очередного варианта своего продукта и неутешительного решения жюри крушил домашнюю лабораторию, не оставляя в ней ни одного целого прибора и аппарата. Молодой учёный не знал что его раздражает и выводит из себя больше: то, что он не может переубедить мясоедов или то, что на должном уровне не признают и не воспринимают его научные творения.

Во время тяжёлых в финансовом плане восстановлений лаборатории, ДОБ активно обдумывал усовершенствование своих проектов. И далеко не все они являлись растительными напитками повышенного качества и питательной ценности. После последней неудачной презентации наступил переломный момент в сознании перспективного учёного. Впоследствии неосторожных фраз одного незнакомца из комиссии, навсегда запавших чёрной тенью в душу ДОБА: «Вам никогда не сделать из мясоеда вегетерианца! И не нужно больше пытаться! Нет ничего вкуснее натурального белка и не будет!».

Теперь самым удачным своим проектом ДОБ считал аста-дым с генно-модификационными возможностями с романтичным названием «Последний охотник». Именно его он и добавил в белковый мясо-плавленный напиток ЭМАТА.

Наконец, ДОБ добрался до своего высокотехнологичного, но давно устаревшего убежища. Несколько тесных личных комнат его муниципального жилья были плотно заставлены разбитыми или чудом сохранившимися образцами, экспериментальными боксами с новыми составами и лабораторным оборудованием.

В этом беспорядке с трудом находилось место кровати для сна, небольшого аппарата для приготовления стандартной пищи и домашнего развлекательного комплекса. ДОБ с улыбкой и чувством полного превосходства и счастья рухнул на кровать. Он, довольный и удовлетворённый после многодневных гонок к успеху, наконец, позволил себе долгий и полноценный сон.

Его разбудила ВААРТ. У неё был свой допуск-ключ от его научной берлоги. Она уже приготовила ему бодрящий горячий утренний сок, хоть и времени было уже больше часа дня. Девушка активировала домашний развлекательный комплекс. Голографические герои разошлись по квартире. Ведущий научных новостей сел рядом с ними в парящее в пространстве кресло, терпеливо дожидаясь разрешения на вступление в разговор. Воссозданный Аристотель стоял у окна, обдумывая новые гипотезы мироздания. Участники битв научных разработок «Война умов» расположились на кухне, с интересом рассматривая одно из приспособлений, давно созданное и заброшенное ДОБОМ.

— Когда будешь ремонтировать лабораторию? — с ярким интересом спросила ДОБА ВААРТ.
— Надеюсь, что никогда… — осторожно сказал он, пряча взгляд.

Ему было стыдно. Он любил её. Сильно любил. Но чувство собственной значимости, желание быть полезным, гениальным, войти в историю, стать знаменитым было сильнее.

— Твой проект одобрили??? — обрадовалась она.
— Можно и так сказать, — он только усмехнулся.
— Расскажи подробнее! Это пятый образец МТ-Х или первый Д4-ТИ?
— Завтра, всё расскажу завтра! Включай новости! — ДОБ с трудом перевёл тему разговора в другое направление.

Голографический новостной ведущий мгновенно оживился. Вскочил с кресла и принялся рассказывать с визуальным подтверждением о последних новостях. В конце сеанса он поделился о новом виде заболевания среди учёных высшей категории. Болезнь сопровождалась тошнотой и неприятием пищи. ВААРТ и ДОБ узнали, что новая пандемия стремительно развивается и на борьбу с ней призваны все научные центры восьми столиц планеты и ведущие независимые исследователи.

До конца суток ДОБ и ВААРТ дурачились с участниками «Войны умов», хохоча над из неудачными изобретениями и поражениями. ДОБ старался запомнить каждое мгновение этого вечера. Запоминал белоснежную улыбку девушки, запах её длинных русых волос, сияние веснушек и ловкость её пальцев перебирающих мелкие детали давно сломавшегося домашнего хлоропластового синтезатора. Он знал, что со дня на день мир больше не будет прежним.

Через день ВААРТ снова пришла к нему. Девушка была бледной и болезненной. Она не была строгой вегетарианкой и ДОБ знал, что это произойдёт. Паника в обществе раскалялась с каждым часом. Эпидемия всего за три дня достигла колоссальных размахов. Никакие ускоренные телепортические обмены сведениями и наработками между медицинскими учёными не могли опередить панзоотию.

ВААРТ умирала у него на руках. Он только нежно гладил её волосы и обнимал. Он ничем не смог бы ей помочь да и не хотел. Противоядие ДОБ не разрабатывал, он не рассматривал запасной вариант, не хотел ничего другого. Только гибели всех плотоядных существ на планете. Он хотел этого уже давно и никто из других учёных был не в силах его остановить. «Последнего охотника» ДОБ разрабатывал в тайне, не делился ни с одним человеком прототипами или образцами смертоносного генно-модификационного вещества. О нём не знала даже ВААРТ. На расшифровку его действия и особенностей уйдут месяцы, но никто не успеет этого сделать. «Последний охотник» стремителен и беспощаден.

Когда аста-дым попал в тело ЭМАТА он навсегда изменил его ДНК. Случайный контакт с любыми жидкостями организма ЭМАТА, укус насекомого, кашель ЭМАТА освобождал «Последнего охотника». В этом заключался определённый риск. ДОБ рассчитал вероятность и боялся всего одного процента не выхода вируса из тела бывшего сослуживца. Тем более интересным и захватывающим для ДОБА становилось преступление. Аста-вирус «Последний охотник» поражал и фатально изменял ДНК организмов только плотоядных существ от низших, до высокоразвитых. Травоядные же оставались скрытыми носителями и сами никаких болезненных или опасных симптомов и последствий не испытывали.

Это стало замкнутым кругом. Любая натуральная пища плотоядных была отравлена. Питающиеся искусственными фабричными белковыми продуктами легко заражались от любых травоядных существ-носителей. Полная изоляция искусственно-плотоядных от любых других существ должна была превратить их жизнь в настоящую пытку. У любого организма планеты теперь оставался только один путь для выживания — стать травоядным. «Последний охотник» раз и навсегда изменил передающийся по наследству генокод каждого живого существа на Земле.

ДОБ вспомнил недавний разговор со своим единственным настоящий другом, голографическим Аристотелем. Только ему он мог доверить свои тайны. Ведь у программы не было доносящих функций и долгосрочной базы сохранений их разговоров.

— От куда в тебе такая ненависть к плотоядным? — часто снова и снова удивлялась программа-философ.
— Я не знаю. Возможно генетическая память. Почти все плотоядные хищники. Пожирающие друг друга существа отвратительны, — чаще всего именно так сам себе и Аристотелю отвечал ДОБ.
— Но ведь у нас давно существуют искусственные белковые продукты питания для людей. Совы и лисы в заповедниках ловят живых искусственных мышей и полёвок. Почти никто не убивает настоящие живые существа!
— А вдруг что-то случится? Что если падёт цивилизация? Что если не будет больше контроля за правом на жизнь любого биологического существа? Все опять начнут жрать друг друга? — всегда возражал ДОБ.
— А растения, о них ты подумал? Они тоже живые! Кто их защитит о взаимопожирания? Разве их гибель не отвратительна? Разве они не заслуживают защиты? — Аристотель являлся превосходным собеседником, совершенной версией программы.
— Нет они другие. А если и заслуживают защитника, то я надеюсь, ещё будет такой учёный, который своим новым изобретением, спасёт их и сделает существование и пребывание всех растений на планете лучше…

ВААРТ, как и большая часть человечества, умерла через четыре дня. ДОБ не сообщил прессе и властям о своей причастности к пандемии. Формулу и все данные о «Последнем охотнике» он уничтожил. Гениальный аста-вирус не сделал его звездой науки и не вписал его имя в историю. Разработчик «Последнего охотника» установлен так не был. Но ДОБ обрёл чувство самоудовлетворения и душевного спокойствия. Ещё много лет он разрабатывал полезные продукты и изобретения для нового изменённого человечества.

Учёный больше никогда не создавал опасных или наносящих вред проектов.

обложка4 copy

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *