Самые жестокие женщины-маньяки о которых Вы даже не слышали

Топ!!! Самые ужасные женщины-убийцы в истории!!!

Женщины-убийцы: самые безжалостные и опасные. Среди них есть и одиночки, а есть и те, кто убивал вместе со своими мужьями и любовниками. Они убивали детей, мужчин и женщин.

Женщины — серийные убийцы редкое явление. Выйдите из зоны комфорта! Ощутите ужас и трепет прочитав все эти жуткие истории, произошедшие в реальности не так давно.

Ирина Викторовна Гайдамачук, Джейн Топпан, Карла Хомолка, Вера Ренци, Мэри Ноу, Маркиза де Бренвилье, Вельма Барфилд и многие другие!

Беверли Алитт

Беверли Гейл Алитт (англ. Beverly Gail Allitt ; род. 4 октября 1968) — британская серийная убийца. В течение 59 дней она убила четверых детей, и покушалась на убийство еще девятерых.

Беверли Алитт родилась 4 октября 1968 года в Грантеме, графство Линкольншир, Великобритания. В семье Чарльза и Кристины Алиттов. Кроме нее в семье было еще трое детей.

Отец работал продавцем в магазине, а мать уборщицей в школе. Беверли Алитт училась в «Charles Read Secondary Modern School». В возрасте 16 лет она попыталась поступить в престижную «Kesteven and Grantham Girls’ School», однако провалила вступительные экзамены потому что подрабатывала няней на дому и была вынужденна поступить в «Grantham College» на специальность медсестры.

В 1991 году Беверли Алитт закончила обучение, и начала работать в качестве педиатрической детской медсестры в «Grantham and Kesteven Hospital».

Первое убийство Алитт совершила 21 февраля 1991 года, отравив большой дозой инсулина полутрамесечного Лиама Тейлора. Следующей жертвой Алитт стал 11-летний Тимоти Хардвик страдающий ДЦП, которого она отравила 5 марта 1991 года.

В том же месяце Алитт покушалась на убийство еще девятерых детей, но все они остались живы. 1 апреля 1991 Алитт вколола большую дозу инсулина двухмесячной Бекки Филиппс, которая умерла через два дня. Последней жертвой Алитт стала полутролетняя Клер Пекк, которую она отравила 22 апреля 1991 года.

В ходе расследования череды детских смертей, полиция установила, что во все дни происшествий с ними находилась лишь одна медсестра — Беверли Алитт, которая также имела доступ к сильнодействующим препаратам. В конце апреля 1991 года Алитт арестовали по подозрению в совершении всех убийств.

Вскоре ей были предъявлены обвинения в 4 убийствах, одиннадцати покушениях на убийство и 11 случаях причинения тяжкого вреда здоровью. Беверли Алитт отказалась признать свою вину по всем пунктам предъявленных обвинений.

28 мая 1993 года Уголовный суд присяжных Ноттингема признал Беверли Алитт виновной по всем пунктам предъявленных обвинений и приговорил к 13 срокам пожизненного лишения свободы с возможностью условно досрочного освобождения не раньше чем через 40 лет.

В последнем слове Алитт отказалась признать свою вину. 6 декабря 2007 годa Лондонский суд удовлетворил апелляцию Алитт и снизил ей минимальный срок заключения для получения УДО с 40 до 30 лет.

Психиатры, которые обследовали Алитт после ареста пришли к выводу, что она страдала психическим расстройством, известным как синдром Мюнхгаузена. На сегодняшний день  Алитт отбыла 13 лет из пожизненного заключения на Rampton Maximum Security, где размещены душевнобольные преступники. Семьи, в которых она убила детей, угрожают ей смертью, если она когда-нибудь окажется на свободе.

Эми Дагган Арчер-Гиллиган

Эми Дагган Арчер-Гиллиган (англ. Amy Duggan Archer-Gilligan) по прозвищу «Сестра» (англ. Sister; октябрь 1868 — 23 апреля 1962) — владелица дома престарелых и убийца из Виндзора, штат Коннектикут.

Она отравила как минимум 5 человек, среди которых был её второй муж, Майкл Гиллиган, а все остальные были постояльцами её дома.

Возможно, она виновна в большем количестве смертей, которых в её доме было зафиксировано 48.

Эми Дагган родилась в октябре 1868 года в семье Джеймса Даггана и Мэри Кеннеди в Милтоне, Коннектикут, была 8-й из 10 детей. Она преподавала в Милтонской школе, а в 1890 году перебралась в Новобританское педагогическое училище.

В 1897 году Эми вышла замуж за Джеймса Арчера. В декабре того же года у неё родилась дочь Мэри Джей Арчер. С 1901 года Арчеры стали работать сиделками. Их наняли, чтобы ухаживать за пожилым вдовцом Джоном Сеймуром. Арчеры поселились в его доме в Ньюингтоне в Коннектикуте. Сеймур умер в 1904 году, а его наследники переоборудовали имение в дом престарелых и разрешили Арчерам остаться.

Они ухаживали за стариками за деньги и, в свою очередь, платили аренду родственникам Сеймура. Таким образом они стали владельцами «Дома престарелых сестры Эми». В 1907 году наследники Сеймура решили продать дом.

Арчеры же переехали в Виндзор и на все свои сбережения купили собственное имение, превратив его в дом престарелых. В 1910 году Джеймс Арчер умер. Официальной причиной его смерти была почечная недостаточность.

Эми оформила на мужа страховку за несколько недель до его смерти и стала дальше управлять своим домом. В 1913 году Эми вышла замуж за своего второго мужа, Майкла Гиллигана, вдовца с 4 взрослыми сыновьями.

Он был богат и был заинтересован в содержании дома Арчер. Майкл умер 20 февраля 1914 года от диспепсии. У Эми опять появились деньги, потому как Майкл перед смертью составил завещание, согласно которому всё имущество должно было перейти жене.

В период с 1907 по 1916 год в доме Арчер произошло 60 смертей. Родственники её постояльцев стали её подозревать, видя, как быстро умирают старики. Только с 1907 по 1910 год умерло 12 человек, 48 умерло за следующие 6 лет.

Умер Франклин Эндрюс, который был абсолютно здоров. Утром 29 мая 1914 года он занимался садоводством, в течение дня его состояние резко ухудшилось, а вечером он скончался, якобы от язвы желудка. Сестра Франклина, Нэлли Пирс, унаследовала личные документы брата и узнала, что Арчер-Гиллиган вымогала у Эндрюса деньги.

Все постояльцы дома Эми умирали вскоре после того, как передавали ей приличные суммы денег. Смерти продолжались, а Нэлли сообщила об этом окружному прокурору, но он не придал этому особого значения. Пирс опубликовала эту историю в газете «The Hartford Courant». Одна из первых статей под общим названием «Фабрика смерти» была опубликована 9 мая 1916 года, и через несколько месяцев полиция серьёзно взялась за расследование этого дела. Расследование длилось около года, но результат был интересным.

Останки Майкла Гиллигана, Франклина Эндрюса и ещё 3 постояльцев были эксгумированы. Все пятеро были отравлены либо мышьяком, либо стрихнином. Местные торговцы рассказали, что Арчер-Гиллиган покупала большое количество яда, якобы, чтобы «травить крыс», а завещание Майкла Гиллигана было просто подделкой, которую написала от руки сама Эми.

Арчер-Гиллиган была арестована и осуждена за убийство 5 человек, но её адвокат добился обвинения только за убийство Эндрюса. 17 июня 1917 года суд присяжных признал Эми виновной и приговорил её к смертной казни.

Арчер-Гиллиган подала апелляцию и добилась ещё одного разбирательства в 1919 году. Она ссылалась на помешательство, а её дочь Мэри, утверждала, что мать пристрастилась к морфину. Тем не менее Эми признали виновной в убийстве 2-й степени и приговорили к пожизненному заключению.

В 1924 году Арчер-Гиллиган была признана невменяемой и была помещена в Коннектикутский госпиталь для умалишенных, где она пробыла вплоть до своей смерти 23 апреля 1962 года.

Дело получило широкую огласку. На этих событиях была основана пьеса, а в 1944 году снят фильм «Мышьяк и старые кружева». Некоторые личности утверждали, что дом Эми Арчер-Гиллиган был первым коммерческим частным домом престарелых в Соединённых Штатах.

Есть сообщения, что ‘примерная’ заключенная Арчер-Гиллиган была объявлена невменяемой и переведена в психиатрическую больницу. Она умерла в 1962-м. Ее история послужила вдохновением для рождения пьесы ‘Мышьяк и старые кружева’ (‘Arsenic and Old Lace’), а затем и одноименного фильма 1944-го.

Вельма Барфилд

Мардж Вельма Барфилд (англ. Margie Velma Barfield; 29 октября 1932 — 2 ноября 1984) — американская серийная убийца.

Мардж родилась в сельской местности в Южной Каролине, а выросла возле Фейетвилла, штат Северная Каролина. Её родители часто ссорились, и Мардж негодовала на мать, которая не отвечала на оскорбления и избиения.

Мардж ушла из семьи, когда в 1949 году вышла замуж за Томаса Берка. У них было двое детей и жили они вполне счастливо, до тех пор, пока у Барфилд после перенесенной гинекологической операции не начались сильные боли в пояснице. Возможно, из-за этого она пристрастилась к наркотикам.

Так или иначе, её поведение изменилось. Томас Берк начал пить, и в апреле 1969 года Мардж с детьми обнаружила дом сгоревшим, а мужа мёртвым. В 1970 году Мардж вышла замуж за вдовца Дженнингса Барфилда. Меньше чем через год после брака Дженнингс умер от сердечных осложнений, и Мардж овдовела во второй раз. В 1974 году у матери Барфилд — Лилиан Баллард — неожиданно началась диарея, рвота и тошнота, поправилась она лишь через несколько дней.

В рождественские дни в том же году Лилиан повторно испытала такую же болезнь. Она умерла в больнице. В 1976 году Барфилд нанялась помогать пожилой паре — Монтгомери и Долли Эдвардс. Зимой того же года Монтгомери заболел и умер.

Спустя месяц после смерти мужа у Долли началась болезнь, которая была у матери Мардж, и она также умерла. Барфилд позднее созналась в этом убийстве. В следующем 1977 году Барфилд ухаживала за 76-летней Ли, у которой была сломана нога. 4 июня 1977 года у мужа Ли появились мучительные боли в животе наряду с рвотой и диареей. Он скончался.

Другой жертвой стал Стюарт Тэйлор, друг Барфилд и родственник Долли Эдвардс. Она добавила содержащий мышьяк крысиный яд в его пиво и чай. Тэйлор умер 3 февраля 1978, в то время как Барфилд пыталась «вылечить» его. Вскрытие показало, что причиной смерти стал мышьяк. Барфилд арестовали. После этого провели эксгумацию тела Дженнингса Барфилда и обнаружили следы того же яда. В конце концов Мардж начала сознаваться в убийствах.

Мардж Барфилд приговорили к смертной казни. Во время пребывания в камере смертников она проявляла набожность и общалась с проповедниками-евангелистами. Правда, потом заявила, что это было неискренне. Барфилд была казнена 2 ноября 1984 года в Северной Каролине.

Она не стала делать специальный заказ для своей последней трапезы, выбрав только большой пакет чипсов и «Кока-колу». В последнем слове она сказала: «Я знаю, что все семьи (убитых) перенесли большую боль, я очень сожалею и хочу поблагодарить всех, кто поддерживал меня эти шесть лет».

Перед казнью она отказалась от последнего приема пищи, довольствуясь пачкой чипсов ‘Cheez Doodles’ и чашкой кофе. На момент введения смертельной инфекции на Вельме была розовая пижама и подгузник для взрослых.
Она похоронена на небольшом сельском кладбище в Северной Каролине, недалеко от места захоронения своего первого мужа Томаса Берка.

Её казнь обернулась некоторым политическим разногласием, когда губернатор Джим Хант (Jim Hunt), борющийся с Джесси Хелмсом (Jesse Helms) за свое место в Сенате, отклонил просьбу Барфилд о помиловании. Хант проиграл Хелмсу.

Певец и автор песен Джонатан Берд (Jonathan Byrd) – внук Дженнингса Барфилда и его первой жены. Песня ‘Velma’ с его альбома ‘Wildflowers’ затрагивает перечисленные выше убийства и процесс расследования.

Елизавета Батори

Елизавета или Эржебет Батори из Эчеда (венг. ecsedi Báthory Erzsébet (-Nádasdy)) или Альжбе́та Ба́торова-На́дашдь (словацк. Alžbeta Bátoriová-Nádasdy; 7 августа 1560 Ньирбатор, Королевство Венгрия — 21 августа 1614, замок Чейте, Королевство Венгрия), называемая также Чахтицкая пани или Кровавая графиня — венгерская графиня из известного рода Батори, известная серийными убийствами молодых девушек.

Батори занесена в Книгу рекордов Гиннесса как женщина, совершившая самое большое количество убийств, хотя точное число её жертв неизвестно.

Графиня и четыре человека из её прислуги были обвинены в применении пыток и убийстве сотен девушек между 1585 и 1610 годами. Наибольшее число жертв, названных в ходе суда над Батори, 650 человек. Тем не менее, это число исходит из заявления некой женщины по имени Жужанна, которая, по её словам, обнаружила в одной из частных книг Батори список жертв графини и сообщила об этом будущему участнику суда над графиней Якову Силваши.

Однако книга так и не была найдена и больше не упоминалась в показаниях Силваши. Несмотря на все доказательства против Елизаветы, влияние её семьи не дало Кровавой графине предстать перед судом. В декабре 1610 года Батори была заключена в венгерском замке Чейте, где графиня была замурована в комнате вплоть до своей смерти четыре года спустя.

Историю серийных убийств и жестокости Батори подтверждают показания более 300 свидетелей и пострадавших, а также вещественные доказательства и наличие ужасно изуродованных тел уже мёртвых, умирающих и заключённых девушек, найденных во время задержания графини.

Рассказы, которые приписывают ей вампиризм (наиболее известный из них говорит о купании графини в крови девственниц, чтобы сохранить молодость), появились через много лет после смерти Батори и являются недостоверными.

История Кровавой графини стала частью национального фольклора, популярной и по сей день.

Мари Бенар

Мари Бенар (фр. Marie Besnard, урождённая Мари́ Жозефи́н Филиппи́н Давайо́ Marie Joséphine Philippine Davaillaud, 15 августа 1896 — 14 февраля 1980) — французская землевладелица и рантье города Лудён (департамент Вьенна), фигурантка одного из громких судебных процессов во Франции, тянувшегося с 1949 по 1961 год.

Обвинялась в отравлении 12 родственников и соседей (в том числе обоих мужей, собственных родителей, свекра и свекрови) с целью завладения их имуществом, и была оправдана по недостатку улик. По влиянию на общественное сознание французов, дело Бенар было сопоставимо с процессом Мари Каппель-Лафарж.

Процесс Бенар также вскрыл границы возможностей современных токсикологии и криминалистики, ключевые вопросы, поставленные на процессе, до конца не разрешены до сих пор.

Мари Давайо родилась в бедной семье. В 1918 году вышла замуж за своего кузена Огюста Антиньи, работавшего привратником в поместье Шато-де-Мартен (Château des Martîns). После его кончины в 1927 году, Мари вышла замуж за Леона Бенара, владевшего собственным домом и канатной мастерской. К концу 1940-х годов чета Бенаров стала одной из самой богатых семей в Лудёне. Их брак был бездетным.

Дело Бенар началось со слухов, распространявшихся в городе с восьмитысячным населением. 25 октября 1947 года скончался Леон Бенар — супруг Мари Бенар, причём лечащий врач диагностировал острый приступ уремии.

Источником слухов была госпожа Пинту (Pintou), арендовавшая у Бенаров землю. Она утверждала, что когда случайно осталась одна в комнате умирающего, Леон Бенар поведал ей, что жена подмешала какую-то жидкость в его суп, отчего он и заболел (по другой версии, отравлены были грибы). В начале 1949 года эти слухи заинтересовали жандармерию, за дело взялся следственный комиссар Пьер Роже.

11 мая 1949 года была проведена эксгумация останков Леона Бенара. Экспертизу взял на себя лионский патологоанатом — доктор Беру (Béroud), обнаруживший во внутренних органах покойного 19,45 мг мышьяка на килограмм веса, что значительно превышало смертельную дозу.

Предпринятое расследование неожиданно выявило, что с личностью и окружением Мари Бенар связаны, по крайней мере, ещё 11 смертей, случившихся в период с 1927 по 1946 год. Экспертом по эксгумации всякий раз был доктор Беру.

В период пребывания в заключении к Мари Бенар применялись обычные в те времена методы дознания: изматывающие допросы и подселение в камеру осведомителя. Никакой информации таким образом получить не удалось, Бенар до конца жизни отстаивала свою невиновность.

Общественное мнение и ряд авторов, освещавших ход процесса (например, Ю. Торвальд), придерживались противоположной точки зрения.

Дело было прекращено из-за недостатка улик.

Таким образом закончилось это сенсационное дело «черной вдовы из Лудена», прозванной так журналистами за столь чудовищные, но так и не доказанные преступления.

Эльфрида Блауэнштайнер

Эльфрида Блауэнштайнер (нем. Elfriede Blauensteiner; 22 января 1931, Вена — 16 ноября 2003, Нойнкирхен, Нижняя Австрия) — австрийская серийная убийца, вошла в историю австрийской криминологии как «Чёрная вдова».

Блауэнштайнер давала объявления, предлагая свои услуги по уходу за больными, и подыскивала своих жертв среди состоятельных клиентов.

Она испытывала зависимость от азартных игр и нуждалась в финансовых средствах. После того, как её клиент отписывал ей своё имущество и недвижимость в наследство, она его убивала.

Завещания она подделывала у своего адвоката. В качестве средства убийства Блауэнштайнер использовала эуглукон, понижающий уровень сахара в крови, в комбинации с антидепрессантами. Деятельность Блауэнштайнер в конечном итоге вызвала подозрение у племянника одной из жертв, который посчитал себя несправедливо обойдённым в завещании.

Первоначально в 1997 году Эльфрида Блауэнштайнер была признана судом виновной в убийстве в городе Кремсе и приговорена к пожизненному заключению.

Затем в 2001 году состоялось ещё два процесса по обвинению в убийстве в Вене. Блауэнштайнер в ходе судебного рассмотрения отрицала свою вину и отличалась экстравагантным поведением.

Блауэнштайнер умерла в 2003 году от последствий развившейся у неё опухоли головного мозга и была похоронена на кладбище при крематории в венском районе Зиммеринг.

Мотивом преступления названа «жажда наживы и ненависть к мужчинам».

Джудиас Буэноано

Джудиас Буэноано, англ. Judias «Judy» Buenoano, урождённая англ. Judias Welty, также известна как англ. Judias Goodyear, англ. Judias Morris (4 апреля 1943 — 30 марта 1998) — американская серийная убийца. Виновна в нескольких убийствах (отравила мужа и любовника мышьяком, утопила в реке 19-летнего сына-инвалида), а также в покушении на жизнь ещё одного любовника. Приговорена к смертной казни. Казнена на электрическом стуле.

На национальном уровне она стала первой женщиной, казненной на электрическом стуле, начиная с 1957-го. До нее Ронда Белль Мартин (Rhonda Belle Martin) была убита током в Алабаме (Alabama).

Она была казнена в 1998-м за убийство своего мужа Джеймса Гудиера (James Goodyear) в 1971-м. Буэноано также была осуждена за убийство ее сына Майкла (Michael Goodyear) в 1980-м и покушение на убийство своего жениха Джона Джентри (John Gentry) в 1983-м.

Помимо этого, она призналась, что несет ответственность за смерть в 1978-м году своего бойфренда Бобби Джо Морриса (Bobby Joe Morris) в Колорадо (Colorado). Однако к тому времени она уже была приговорена к смертной казни в штате Флорида (Florida). Ее также подозревали в смерти другого ее любовника, Джеральда Доссетта (Gerald Dossett), в 1980-м. После ее ареста, тело Доссетта было эксгумировано и исследовано на наличие признаком отравления мышьяком. Однако никаких обвинений в ее адрес по делу о смерти Доссетта предъявлено не было.

Буэноано стала первой женщиной, казненной во Флориде, начиная с 1848-го. До нее в штате была казнена только рабыня по имени Селия (Celia), повешенная за убийство своего хозяина.

В масштабах всей Америки Буэноано стала третьей казненной преступницей после повторного введения смертной казни в 1976-м. На национальном уровне она стала первой женщиной, казненной на электрическом стуле, начиная с 1957-го.

До неё Ронда Белль Мартин (Rhonda Belle Martin) была убита током в Алабаме (Alabama).
Джудиас ‘Джуди’ Буэноано (Judias ‘Judy’ Buenoano), в девичестве Джудиас Уэлти (Judias Welty), также известная как Джудиас Гудиер и Джудиас Моррис (Judias Morris), родилась 4 апреля 1943-го в Кване, Техас, США (Quanah, Texas, United States). В 1971-м она вышла замуж за Джеймса Гудиера (1934-1971), сержанта ВВС США.

По данным прокуратуры, она отравила его смертельной дозой мышьяка, надеясь получить страховку. Изначально считалось, что Гудиер умер своей смертью.

В 1973-м Буэноано сблизилась с Бобби Джо Моррисом. В январе 1978-го он был отравлен мышьяком. Через год ее сын, Майкл Гудиер (1961-1980), тяжело заболел. Среди симптомов заболевания была параплегия – паралич конечностей.

Посмертная экспертиза показала, что при жизни он был тяжело отравлен мышьяком, который и спровоцировал инвалидность. В 1980-м Буэноано отправилась с сыном на прогулку, взяв напрокат каноэ. Она утопила собственного 19-летнего сына в реке, чьи руки и ноги были утяжелены ношением опорных скоб.

В 1983-м Джуди начала встречаться с Джоном Джентри. Джентри серьезно пострадал, когда взорвался его автомобиль. Пока он проходил лечение, полиция, проверяющая все факты, связанные с взрывом, нашла несколько несоответствий в биографических данных Буэноано.

Дальнейшее расследование выявило, что Буэноано начала рассказывать своим друзьям, что Джентри страдает от неизлечимой болезни. Узнав об этом, Джентри решил сообщить полиции о том, что его возлюбленная дает ему какие-то ‘витамины’, чтобы он поскорее поправился. При их анализе был обнаружен мышьяк и формальдегид. Все это привело к эксгумации тел Майкла Гудиера, Джеймса Гудиера и Бобби Джо Морриса. В каждом случае было установлено, что жертва была отравлена мышьяком.

В 1984-м Буэноано была осуждена за убийство Майкла и Джеймса Гудиера, а в 1985-м – за попытку убийства Джона Джентри. Она получила 12 лет лишения свободы в деле Джентри, пожизненное заключение в деле Майкла Гудиера и была приговорена к смертной казни по делу Джеймса Гудиера.

Также она была признана виновной в страховом мошенничестве. Ее подозревали и в нескольких поджогах, совершенных опять же с целью получить денежную компенсацию.

Джуди Буэноано была казнена 30 марта 1998-го, в Старке, штат Флорида, США (Starke, Florida, United States).

Ирина Викторовна Гайдамачук

Ирина Викторовна Гайдамачук (род. 26 сентября 1972 года) — серийная убийца; убившая в течение 8 лет 17 пенсионерок в возрасте от 61 до 86 лет, что делает её самой массовой женщиной-серийной убийцей современности.

Ирина Гайдамачук родилась в 1972 году в городе Нягань (тогда ещё — посёлке Нях) Ханты-Мансийского автономного округа, где продолжают жить её родители. С молодости начала злоупотреблять спиртным, вследствие чего была лишена родительских прав в отношении старшей дочери.

Позже (в конце 1990-х гг.) переехала в Красноуфимск, где познакомилась с мужчиной, от которого также родила дочь. Не работала, жила без паспорта, муж денег не давал, боясь, что все деньги Ирина потратит на алкоголь. Большая часть преступлений была совершена в Красноуфимске, где проживала убийца с детьми.

Похожие преступления были совершены в Екатеринбурге, Серове, Ачите и Дружинино. Действовала злоумышленница расчётливо — забивала жертв молотком, после чего меняла внешность и заметала следы преступлений.

Первоначально по подозрению в совершении данных преступлений была задержана другая женщина — некая Марина Валеева, которая вначале призналась в совершении убийств пожилых людей, однако позже было установлено, что свои признательные показания Валеева дала под давлением следствия, а к совершённым преступлениям она не имеет никакого отношения.
Гайдамачук была задержана только в конце 2010 года. Гайдамачук были предъявлены обвинения в 17 убийствах и 18 разбойных нападениях (одна из жертв после нападения Ирины выжила).

Судебно-психиатрическая экспертиза, проведённая в ГНЦССП имени Сербского показала, что Гайдамачук, хотя и имеет определённые отклонения в психике, невменяемой в целом считаться не может.

Уголовное дело состоит из 443 томов. В феврале 2012 года дело Гайдамачук было направлено в суд. Потерпевшими по делу признаны 21 человек — родственники погибших пенсионерок. Несмотря на то, что на предварительном следствии Гайдамачук дала признательные показания, с обвинительным заключением она не согласилась, явного раскаяния в содеянном также не высказала.

Оглашение приговора было назначено на 4 июня 2012 года. Она была приговорена к 20 годам лишения свободы.

Такой мягкий приговор вызван тем, что в соответствии со статьёй 57 УК РФ, пожизненное лишение свободы не назначается женщинам (а также мужчинам моложе 18 или старше 65 лет). 20 лет было для неё максимальным наказанием.

Белль Ганнесс

Белль Соренсен Ганнесс (англ. Belle Sorenson Gunness); урождённая Брунгильда Польсдаттер Сторшетт (норв. Brynhild Paulsdatter Størseth; 11 ноября 1859, Сельбу, Норвегия — 28 апреля 1908, Ла Порт, Индиана, США) — американская серийная убийца норвежского происхождения.

Белль была физически сильной женщиной при её росте в 183 см. и весе около 90 кг.. Она убила большинство своих знакомых ухажёров, а также двух своих дочерей — Миртл и Люси. Возможно, она также причастна к смерти обоих её мужей и всех детей.

Мотивом преступлений Ганнесс было завладение страховкой, деньгами и другими ценностями, кроме того — устранение свидетелей. По некоторым данным она убила от 25 до 40 человек в течение нескольких десятилетий.

Происхождение Белль Ганнесс является предметом споров. Большинство её биографов утверждают, что она родилась в Норвегии, недалеко от озера в коммуне Сельбу в губернии Сёр-Трёнделаг и была названа Брунгильдой Полсдоттер Стошетт. Её родителями были Пауль Педершен Сторшетт (работал каменщиком) и Бэрит Ольсдаттер.

Белль была младшей из восьми детей в семье. Семья жила на ферме Сторшетт юго-восточнее Тронхейма — крупнейшего города Центральной Норвегии. В ирландском документальном фильме 2006 года повествуется непроверенная история о ранней жизни Ганнесс. В фильме рассказывается, что у Белль случился выкидыш после того, как один мужчина напал на неё и ударил ногой в живот.

Этот человек был из богатой семьи и никогда ни в чём не подозревался. Знакомые Ганнесс рассказывали, что после этого случая она сильно изменилась. Напавший на Белль мужчина вскоре умер, якобы от рака желудка.

Выросшая в нищете Ганнесс стала работать на больших фермах, работала три года, чтобы накопить денег для переезда в США. Следуя примеру своей сестры Нелли Ларсон, которая переехала в Америку, Ганнесс также перебралась в США в 1881 году и сменила имя. Поначалу она работала служанкой.

В 1884 году Белль Ганнесс вышла замуж за Мэдса Соренсена из Чикаго, там же через год они открыли свой кондитерский магазин. Бизнес не приносил много прибыли, а сам магазин сгорел через год.

Они забрали страховку и купили другой дом. Некоторые исследователи сообщают, что у Ганнесс и Соренсена не было детей, другие же утверждают, что в браке родилось четверо детей: Кэролайн, Аксель, Миртл и Люси. Также её муж Мэдс взял к себе в дом и девочку постарше — Морган Коуч, которой сменили имя на Джейн Олсен — она помогала по хозяйству.

Кэролайн и Аксель умерли еще во младенчестве, якобы от колита. Симптомы колита схожи с симптомами отравления — это диарея, тошнота, лихорадка и спазмы. Умершие дети были застрахованы, страховая компания выплачивала семье деньги.

В одной из статей New York Times от 7 мая 1908 года написано, что двое детей, принадлежащих Белль Ганнесс и её мужу Мэдсу Соренсену были похоронены на кладбище Форест Хоум. Вышла замуж еще раз за мясника Питера Ганнесса в 1902 году.

Смерть черной вдовы до сих пор окутана тайной: однажды преступница исчезла, а через некоторое время полиция обнаружила её обезглавленный обугленный труп.

Принадлежность этих останков к преступнице и сегодня остается недоказанной, потому что на момент попытки экспертизы в 2007 году материала ДНК оказалось недостаточно для полного доказательства или опровержения выводов полиции.
Джени Лу Гиббс

Janie Lou Gibbs (урожденная Hickox) родилась 25 декабря  1932 году, в Америке, в штате  Джорджия.
Она считалась порядочной матерью и женой, у нее был муж, трое сыновей и подрастал внук. Она заведовала в городе дневным детским садом и ходила в церковь.
 
Завела семью, судя по всему, довольно рано, ибо все это было у нее, когда ей было только 34 года. Старшему сыну, успевшему «родить» своего, было 19 лет, т.е. она родила его в 15 лет.
 
Как-то, как положено прилежной хозяйке, она, как обычно, готовила семье обед, первому, кому она выразила свою признательность за счастливую семейную жизнь, был ее муж Чарльз,  — он скончался от подсыпанного мышьяка в еду 21-го января 1966 года. Однако, Джени повезло, врачи не установили отравление ядом, а установили резкую почечную недостаточность…

Через год, обед с мышьяком достался 16-тилетнему  сыну Мелвину, – 23 января 1967 года он умер. В тот же день на ужине, отравился младший сын Марвин, которому было 13 лет.
 
Как ни странно, снова все списалось на почечную недостаточность, Джени  унаследовала 31 000$ от их смертей. 10%  от этой суммы она прилежно пожертвовала церкви, дабы они не сомневались. Но засомневались страховые агенты, которых насторожил факт отказа на просьбу о вскрытии тел, однако настаивать они не стали, так как церковь и общественность была за! Джени Лу Гиббс.
 
Когда все немного успокоилось, пришел черед старшего сына Роджера с его новорожденным сыном Ронни (ему был 1 месяц от роду), приехавших в гости.
 
Но тут и вышел просчет, т.к. старшего сына, уже по привычке, списали на почечную недостаточность, то с младенцем это не прокатило.

По показаниям педиатров, он был здоров, силен и развивался нормально, и это понудило их обратится  в полицию (есть версия, что это невестка настояла на вскрытии тел своего мужа и ребенка).

Так или иначе, в результате принудительной экспертизы, у умерших обнаружили фатальные уровни мышьяка. Была проведена и эксгумация тел остальных членов семьи, показавшая тоже самое.
 
В сочельник 1967 года ее арестовали и поместили в психиатрическую больницу, но уже через год, в феврале 1968 года Джени Лу Гиббс по обвинению в 5-ти убийствах, посадили в тюрьму на 5 пожизненных сроков.
Но в тюрьме она заболела болезнью Паркинсона и в апреле 1999 года ее выпустили на свободу на поруки брата и невестки (брат выжил, однако), до этого 17 раз отвергали ее запросы на освобождение.

Позже оставшиеся родственники комфортно устроили ее доживать дни в частном санатории, где она и умерла 7 февраля 2010 года.

Кристен Гилберт

Кристен Гилберт (англ. Kristen Gilbert; род. 3 ноября 1967) — американская медсестра, осуждённая за смерть четырёх пациентов медицинского центра для пожилых людей. Также осуждена за два случая покушения на жизнь пациентов.

Кристен Гилберт родилась в 1967 году и выросла в Фолл-Ривер, штат Массачусетс. Тогда ее звали Кристен Стриклэнд. С самого детства девочка проявляла довольно высокие интеллектуальные способности.

Кроме того, была Кристен хороша собой, росла в абсолютно стабильной семье и имела младшую сестру. Несмотря на живой ум, красоту и хорошие отметки, в подростковом возрасте Кристен начала довольно много лгать, и это отмечали все ее друзья и знакомые. Кроме того, она стала очень нервной и демонстрировала свои довольно эксцентричные выпады где хотела и когда хотела.

Так, узнавая Кристен ближе, все ее знакомые старались впоследствии отойти от нее подальше — настолько неожиданным и непредсказуемым было ее поведение. Кроме того, ее бесконечная ложь также делала дружбу попросту невозможной. В 16 лет Кристен окончила школу и поступила учиться в колледж Greenfield Community College, где и получила сертификат медсестры в 1988 году.

В том же году девушка вышла замуж за Гленна Гилберта, взяв его фамилию. В 1990-м молодая медсестра начала работать в медицинском центре в Нортгемптоне (VAMC in Northampton), неподалеку от ее работы пара купила себе дом. Пациентами центра являлись в основном пожилые люди, ветераны. Она сразу произвела прекрасное впечатление на начальство своими знаниями и сноровкой, а коллеги Кристен восхищались и даже несколько завидовали ее деловым качествам.

Впрочем, ей все же несколько не везло на работе — слишком часто принялись умирать пожилые пациенты именно в ее смены. Несмотря на эту досадную мелочь, Кристен нравилась всем — и пациентам, и коллегам. Она была мила, всегда помнила о днях рождения, организовывала праздники и подарки, все успевала по службе.

Вскоре коллеги уже в шутку называли девушку Ангелом Смерти — так много смертей пациентов приходилось на дежурства Кристен. Брак Кристен и Гленна вскоре дал трещину — к тому времени у супругов было уже двое детей. Кстати, причиной тому стала сначала дружба, а потом и нечто большее, между Кристен и офицером полиции Джеймсом Перро, который начал работать в службе безопасности медицинского центра.

Отношения с супругом ухудшались в прямой пропорции с дружбой Кристен и Джеймса. Как-то Гленн заявил, что Кристен пыталась отравить его. Неизвестно, насколько оправданным было это заявление, но вскоре Кристен бросила мужа и детей и переехала в другую квартиру.

Отношения ее и Перро продолжались, а в то же самое время за Кристен уже пристально, но незаметно для нее наблюдали ее коллеги. Так, выяснилось, что пациенты, у которых было вполне крепкое сердце, умирали один за одним от остановки сердца. В 1996-м трое коллег Кристен стали настаивать на служебном расследовании — слишком уж участились смертельные случаи у их подопечных.

За три года с тех пор, как Гилберт пришла работать в VAMC, смертность в заведении утроилась. Полицейское расследование началось. Позже прозвучали весьма страшные цифры — больничный персонал предположил, что Гилберт несла ответственность за примерно 80 или более случаев смертельного исхода пациентов, а также за создание не менее 300 чрезвычайных, угрожающих жизни и здоровью ситуаций.

Всего же за семь лет работы Кристен медсестрой во время ее смен скончалось 350 человек, что, конечно же, для совпадения звучало несколько странно. Кстати, мотивы Гилберт так и не были выяснены. Из федеральной тюрьмы Framingham Гилберт перевели в тюрьму в Форт-Уорт, штат Техас, где она и содержится. История Кристен Гилберт стала основой книги М. Уильяма Фелпса под названием «Perfect Poison».

Гилберт признали виновной 14 марта 2001 года в федеральном суде. Хотя в штате Массачусетс нет высшей меры наказания, её преступления относятся к федеральному уровню, и таким образом смертная казнь в её случае допускается.

Однако Гилберт приговорили к пожизненному заключению без права на условно-досрочное освобождение.

Берта Гиффорд

Берта Гиффорд (англ. Bertha Gifford; 1872—1951) — американская серийная убийца, жена фермера в Миссури, США. В начале 1900-х обвинялась в убийстве 17 местных жителей.

Одна из первых женщин-серийных убийц в США. Все её жертвы были друзьями, соседями или родственниками её мужа. Она травила их мышьяком. Была признана психически нездоровой и заключена в психиатрическую больницу, где оставалась вплоть до своей смерти в 1951 году.

Берта Гиффорд родилась в Грубвилле (англ. Grubville), штат Миссури. Дочь Уильяма Поиндекстера Уильямса (англ. William Poindexter Williams) и его жены Матильды (англ. Matilda), в девичестве носила фамилию Ли (англ. Lee). Она была одной из 10 детей в семье. Берта была замужем за Генри Грэмом (англ. Henry Graham), и этот брачный союз произвел на свет дочку, которую они назвали Лила (англ. Lila). После смерти мужа, она вышла замуж за Юджина Гиффорда (англ. Eugene Gifford), и в скором времени, у них родился сын, Джеймс (англ. James).

В 1928 году, Гиффорд — известная в своей общине за свои кулинарные навыки в приготовлении пищи и уходом за больными соседями и родственниками — была арестована в Юрике (англ. Eureka), штат Миссури и признана виновной в убийстве трех человек.

После эксгумации и посмертного вскрытия Эдварда Бринли (англ. Edward Brinley) и Элмера и Ллойда Чамила (англ. Elmer & Lloyd Schamel), в мужских телах были обнаружено большое количество мышьяка. Гиффорд была предана суду за свои убийства в Юнион (англ. Union), штат Миссури.

После трехдневного судебного разбирательства, она была признана невиновной по причине невменяемости и направлена в государственный госпиталь Миссури № 4 (психиатрическая больница), где оставалась до самой своей смерти, которая настала в 1951 году.

Хотя количество жертв все-таки варьируется, большинство историков и членов семьей соглашаются с тем, что от рук Гиффорд погибло по меньшей мере 17 человек в течение 21 года.

Сёстры Гонсалес

Дельфина и Мария де Хесус Гонсалес (исп. Delfina y María de Jesús González) — сестры-убийцы, которые похищали девушек и заставляли заниматься проституцией. Признаны самыми жестокими серийными убийцами Мексики. Убили более 90 человек.

Все убийства были совершены в штате Гуанахуато, в городе Сан-Франсиско-дель-Ринкон, находящемся в 200 км от Мехико в период между 1950 и 1964 годом. Местные сёстры держали ранчо, которое в народе прозвали «Адским борделем».

Своих жертв они искали по объявлению с требованием официанток, гарантируя хорошую оплату. Похищенных девушек они заставляли заниматься проституцией и круглосуточно обслуживать клиентов.

Девушек содержали в ужасных условиях в течение длительного времени, давали мало еды, из-за чего проститутки часто болели.

Некоторых насильно пичкали кокаином или героином и избивали. Когда проститутки заболевали или по каким-то другим причинам больше не могли обслуживать клиентов, сестры от них избавлялись. Кроме того, Гонсалес убивали ещё и клиентов с хорошими деньгами. Убивать сёстрам помогали две другие девушки — Кармен и Мария Луиза. Они были неприметными, и их никто не подозревал.

Тем временем, в полицию стали поступать сообщения о многочисленных исчезновениях девушек. Поворотный момент в этом деле наступил, когда полицейские задержали на станции проститутку Жозефину Гутьеррес с явными признаками физического и психологического насилия. Когда её стали подозревать в исчезновениях девушек, она, дабы доказать свою невиновность, рассказала о сестрах Гонсалес — настоящих убийцах.

Полицейские прибыли на ранчо сестер и обнаружили там дюжину проституток с серьезными заболеваниями, трупы 80 девушек и 11 клиентов, а также множество мёртвых плодов: всего, не считая плодов, 91 тело. Теперь у полиции было достаточно доказательств для суда, который состоялся в 1964 году.

Обеих сестёр признали виновными в убийстве, по меньшей мере, 91 человека и приговорили к высшей мере наказания Мексики — к 40-а годам заключения каждую. Вина Кармен и Марии Луизы тоже была доказана, но их осудили по статье «Мелкое правонарушение». Это дело вызвало в Мексике большой резонанс.

Дельфина погибла из-за несчастного случая в тюрьме Ирапуато в Гуанахуато, Кармен умерла от рака, а Мария Луиза сошла с ума, боясь быть убитой бунтовщиками. Выжила лишь Мария де Хесус Гонсалес, которая, отсидев несколько лет, вышла на свободу. Дальнейшая её судьба неизвестна.

На событиях, произошедших в середине 20-го века в Мексике, были основаны фильмы «Сестра дьявола» (1966) и «Адские сёстры» (1968).

В 1977 году вышла книга мексиканского писателя Хорхе Ибаргенготия «Мертвецы», повествующая о сестрах.

Амелия Дайер

Амелия Дайер (Amelia Elizabeth Dyer) родилась в 1838 году в Пайл Марш, Бристоль, Англия (Pyle Marsh, Bristol, England). Была она пятым ребенком в семье сапожника по имени Сэмюэл Хобли (Samuel Hobley) и его жены Сары (Sarah Hobley).

Известно, что Амелия получила довольно хорошее образование, была увлечена поэзией и литературой. Семья жила в довольно неплохом достатке, и Амелия не знала нужды и лишений. Главным, что омрачало ее детство, было психическое расстройство ее матушки, которое та заполучила, пережив эпидемию тифа.

В возрасте около 13 лет, после смерти матери, Амелия переехала в Бристоль и поселилась у тетушки, которая отдала ее учиться в корсетную мастерскую. Отец ее умер в 1859 году, а его дело перешло к старшему брату Амелии.

Через несколько лет, в 1861-м, 24-летняя Амелия вышла замуж за человека много старше ее — ее мужу Джорджу Томасу (George Thomas) было к моменту свадьбы 59 лет. Известно, что во время церемонии бракосочетания супруг ее сбавил себе десяток лет, в то время как невеста немного прибавила, чтобы разница в возрасте не была столь пугающей.

По настоянию мужа Амелия пошла учиться, а после стала работать медсестрой, что в те времена было очень респектабельным делом. Она освоила многие полезные медицинские навыки, в том числе и некоторые тонкости акушерства, которые в те времена могли принести очень неплохой доход.

Так, принимая роды у незамужних женщин, можно было за плату хранить их бесчестие в тайне, а после брать и устраивать их детей на содержание, также, разумеется, за плату.

В тот период Амелия сдружилась с Эллен Дэйн (Ellen Dane), которая и научила ее тонкостям ведения этого бизнеса. Сама Эллен вскоре вынуждена была уехать из страны, так как ею уже очень интересовались власти, а Амелия осталась, приняв на себя заботу о ‘детях’ Эллен.

Вскоре Амелия родила дочь, и в тот же период скончался ее муж, так, молодая женщина с маленьким ребенком оказалась в довольно сложном финансовом положении. Однако, она уже все знала про ‘бизнес’, а потому, не мучаясь долго, она принялась искать себе ‘клиентов’.

Здесь, кстати, очень пригодились ее образованность, респектабельность и медицинское образование — люди видели перед собой профессионально обученную медсестру, порядочную молодую даму, которой было вовсе не страшно доверить све несчастное, незаконнорожденное дите. Так, получая по 10 фунтов и коробку с одеждой на год за каждого ребенка, Амелия вскоре устроила у себя настоящую детскую ферму.

Секрет этого успешного бизнеса, впрочем, был достаточно страшным — дети, попавшие в дом Амелии, с самых первых дней становились самыми настоящими наркоманами. Таково было действие настойки Godfrey’s Cordial, которую также знали под названием ‘Друг Матери’ (Mother’s Friend) — очень популярного лекарства, которое в больших дозах приводило малюток к полному истощению и скорой смерти.

На первый взгляд, дети мирно спали в своих колыбелях, однако сон этот был вызван действием препарата, который тормозил все жизненные процессы. Кстати, когда малыши умирали, особых подозрений это не вызывало — дети признавались нежизнеспособными, да к тому же росли без материнского молока.

Если же некоторые матери и подозревали нечто страшное в деятельности Амелии, то, как правило, всем им было, что скрывать, а потому лишнего шума они не поднимали. Оставшиеся от малюток вещи Амелия сдавала в скупку.

Так, бизнес Амелии Дайер процветал в течение 10 лет после смерти ее мужа, и лишь в 1879 году она попала под подозрение полиции, а вскоре была арестована по причине высокой смертности детей.

Как бы парадоксально это ни звучало, но за свои деяния Дайер получила… 6 месяцев каторги — суд признал ее виновной лишь в ‘пренебрежении’, и приговор оказался баснословно мягким.

Выйдя на свободу, женщина предприняла попытку продолжить бизнес, однако все с самого начала пошло не так гладко — отдавшая ей ребенка гувернантка вскоре пришла навестить его и заметила, что вместо ее ребенка Амелия подсунула ей другого. Впрочем, из столь щекотливого положения ей удалось выйти довольно легко — Амелия наглоталась опиума и симулировала суицид, а после этого ее поместили в психиатрическую лечебницу, вместо того, чтобы отдать под суд. Кстати, здесь ей очень пригодился детский опыт ухода за матерью — с повадками и манерой поведения нездоровых психически людей она была знакома близко.

Наблюдаясь в клинике амбулаторно, Амелия продолжила свое дело, и количество загубленных детей все возрастало.

Далее Амелия Дайер ступила еще дальше на пути детоубийства и перестала пользоваться услугами врачей для освидетельствования смертей малюток, а начала избавляться от тел сама.

В 1893-м врачи признали ее вменяемой окончательно, дочь ее уже выросла и вышла замуж, и она перебралась на Кенсингтон-Роуд, в Ридинге (Kensington Road, Reading, Berkshire), а дочь отправила в Лондон.

Очередным ребенком стала дочка буфетчицы Эвелины Мармон (Evelina Marmon). Мать очень переживала за малышку, однако добропорядочной на вид Дайер она поверила, и была обескуражена, когда через короткое время та не ответила на ее письмо. Естественно, своей дочки она никогда более не увидела, как не увидели своих детей и еще несколько несчастных, загнанных обстоятельствами жизни матерей.

Зато труп младенца нашел в марте 1896 года бурлак на Темзе, который и отнес тельце в полицию. Вскоре след вывел полицейских на Амелию. Ее взяли под наблюдение, и вскоре доказательств хватило на арест, кроме того, вместе с ней по делу пошли дочь и зять.

Очень скоро всплыла и самая страшная цифра, когда-либо звучавшая в связи с массовыми убийствами детей — Амелия обвинялась в убийстве 400 детей.

Судебный процесс начался 22 мая 1896 года и окончился смертным приговором.

Амелия Дайер была повешена в Ньюгейтской тюрьме (Newgate Prison) 10 июня 1896 года, ровно в 9 утра. Последними словами преступницы были: ‘Мне нечего сказать’.

Бесспорно, преступления Амелии Дайер превосходят своей бесчеловечностью самые страшные деяния самых страшных маньяков в истории человечества, а что касается дам-убийц, она стала несомненной ‘чемпионкой’ в викторианской Англии.

Дженин Энн Джонс

Дженин Энн Джонс (англ. Genene Anne Jones; родилась 13 июля 1950 года) — американская медсестра, убившая от 11 до 46 детей, находившихся под её присмотром.

Она использовала инъекции дигоксина, гепарина, а затем и сукцинилхолина, чтобы вызвать у юных пациентов острые приступы. После этого Джонс сама же лечила их, надеясь, что за хорошую работу удостоится похвалы и особого внимания.

Однако передозировка препаратов, которыми пользовалась медсестра, вызывали паралич сердца и др. серьезные осложнения. Многие дети попросту не выживали после таких жестоких перегрузок на организм.

Точное число убитых Джонс неизвестно, т.к. отчеты с результатами ее работы якобы были уничтожены сотрудниками больницы, чтобы предотвратить дальнейшие судебные тяжбы после того, как она была осуждена первый раз.

За время ее работы в окружной больнице Бексара (ныне Университетский госпиталь Сан-Антонио) в педиатрическом отделении интенсивной терапии, было установлено, что статистический показатель смертности пациентов, доверенных Джонс, весьма высок.

Вместо того чтобы проводить дальнейшее расследование, руководство больницы попросило уволиться Джонс, что она и сделала.

Затем она приняла предложение от клиники в Керрвилле, штат Техас (англ. Kerrville, Texas), недалеко от Сан-Антонио (англ. San Antonio). Именно здесь ей было предъявлено обвинение в отравлении шестерых детей. Одна докторша обнаружила проколотой бутылку сукцинилхолина в месте хранения препаратов, к которому имела доступ только она и Джонс.

Позднее выяснилось, что медсестра Джонс развела лекарство, чтобы восполнить использованный объем. Она уверяла, что действовала в интересах своих пациентов, чтобы обосновать необходимость педиатрической интенсивной терапии в Керрвилле.

В 1985 году, Джонс была приговорена к 99 годам лишения свободы за убийство 15-месячной Челси МакКлеллан (англ. Chelsea McClellan) путем использования сукцинилхолина, вызывающего у детей аритмию, миоглобинемию и гиперкалиемию.

В этом же году ей параллельно добавили 60 лет заключения за то, что она чуть было не убила гепарином Роландо Джонса (Rolando Jones). Тем не менее, из-за местного закона, принятого ввиду переполненности тюрем, Дженин отсидит за решеткой только треть из положенного ей срока. Она получит автоматическое условно-досрочное освобождение в 2017 году.

В настоящее время Джонс имеет право подавать апелляцию раз в два-три года. Она уже шесть раз обращалась с прошением в суд о пересмотре дела, но каждый раз запрос решался не в ее пользу.

Героиню по имени Дженин Джонс сыграла Сьюзэн Руттан (англ. Susan Ruttan) в телефильме «Deadly Medicine» 1991 года, а также Алисия Барти (англ. Alicia Bartya) в драме «Mass Murder» 2002 года.

Помимо этого, экс-медсестра была показана в документальном фильме канала «Discovery Channel» под названием «Lethal Injection». По слухам, Джонс вдохновила Стивена Кинга (англ. Stephen King) на создание героини по имени Энни Уилкс из его книги «Мизери» (англ. Misery).

Тамара Иванютина

Тамара Антоновна Иванютина (1941 — 1987 год) — советская серийная убийца. Главная фигурантка резонансного уголовного дела конца 1980-х годов, расследовавшегося в столице УССР Киеве.

Тамара Иванютина родилась в многодетной семье (одна из шестерых детей), в которой родители всегда внушали детям, что главное в жизни — материальная обеспеченность.

Хотя судебно-психиатрическая экспертиза и признала Иванютину вменяемой, но отметила такие особенности её психики как повышенная самооценка, мстительность, обидчивость. В процессе расследований дела об отравлениях выяснилось, что Иванютина была уже ранее судима за спекуляцию, а на работу в школу устроилась по поддельной трудовой книжке.

Учитель химии Виктор Стадник, сам пострадавший от действий Иванютиной, отмечает такие черты её характера как «настырность и наглость», а также грубость и недисциплинированность.

17 и 18 марта 1987 года сразу несколько учеников и работников школы № 16 Подольского района Киева оказались в больнице с признаками пищевого отравления. Двое детей и двое взрослых скончались практически сразу, остальные 9 человек находились в реанимации.

Врачи первоначально подозревали у пострадавших грипп либо кишечную инфекцию, однако некоторое время спустя у пострадавших начали выпадать волосы, что нехарактерно для подобных заболеваний.

По фактам отравлений и смертей было возбуждено уголовное дело, создана следственная группа. Следствие, допросив оставшихся в живых потерпевших, установило, что все они почувствовали недомогание, пообедав в день накануне (16 марта 1987 года) в школьной столовой, причём все они ели гречневую кашу и печёнку.

Когда возник вопрос, контролируется ли кем-либо качество еды в школьной столовой, выяснилось, что отвечавшая за это медицинская сестра-диетолог Наталья Кухаренко (по другим данным — Кукаренко) умерла за две недели до описываемых событий, по официальным данным — от сердечно-сосудистого заболевания.

Однако обстоятельства смерти Кухаренко вызвали у следствия сомнения, в силу чего было решено эксгумировать её тело. В результате соответствующих исследований в тканях трупа Кухаренко были найдены следы таллия. После этого были проведены обыски у всех лиц, имевших отношение к школьному пищеблоку, в том числе и в доме, где проживала Тамара Иванютина, работавшая посудомойкой в столовой школы № 16.

При обыске у Иванютиной была найдена какая-то «небольшая, но очень тяжёлая баночка», заинтересовавшая оперативников и следователей, а потому изъятая и отданная на экспертизу. Лабораторное исследование показало, что в банке находится «жидкость Клеричи» — высокотоксичный раствор на основе таллия, применяемый в некоторых отраслях геологии.

Иванютина была арестована и первоначально написала явку с повинной, признавшись в совершении отравления в школьной столовой 16 марта 1987 года. Поводом к совершению преступления, по утверждению Иванютиной, послужило то, что шестиклассники, обедавшие в столовой, отказались расставлять столы и стулья, и она «решила наказать их». Однако позже Иванютина заявила, что явка с повинной была сделана ею под давлением следствия, и от дачи дальнейших показаний отказалась.

Дальнейшее расследование «дела Иванютиной — Масленко — Мациборы» (укр. Справа Іванютиної — Масленків — Мацибори) показало, что Иванютина и члены её семьи (сестра, родители) уже в течение 11 лет (то есть с 1976 года) использовали таллий для совершения отравлений; причём, отравления совершались как с корыстной целью, так и в отношении людей, которые просто по каким-то причинам не нравились членам семейства.

Жидкость Клеричи члены семьи приобретали у знакомой, работавшей в геологическом институте, объясняя ей, что яд необходим для уничтожения крыс. Знакомая призналась, что на протяжении 15 лет не менее девяти раз передавала Иванютиной, её сестре и родителям порции этого вещества.

В начале своей криминальной деятельности Иванютина отравила своего первого мужа, чтобы заполучить его квартиру; супруг скончался. После его смерти Иванютина вышла замуж второй раз, но и в новом браке отравила свёкра и свекровь (умерли с интервалом в два дня) и небольшими порциями яда травила второго мужа (целью было завладение принадлежавшим родителям мужа домом с земельным участком).

В сентябре 1986 года Иванютина устроилась работать посудомойкой в школу. Работа на этой должности, по версии следствия, была нужна Иванютиной для того, чтобы получить доступ к продуктам и пищевым отходам, поскольку она держала большое хозяйство: свиней, кур. За время работы в столовой Иванютина отравила (помимо уже описанных выше эпизодов) школьного парторга (скончалась) и учителя химии (выжил), которые препятствовали ей в хищении продуктов из столовой, а также двух учеников первого и пятого классов (выжили) — они попросили у Иванютиной остатки котлет для своих домашних животных.

Также следствие доказало, что старшая сестра Иванютиной — Нина Мацибора, используя ту же жидкость Клеричи, отравила своего мужа и завладела его киевской квартирой. Многочисленные отравления совершали и родители Иванютиной — супруги Масленко: в частности, посредством отравлений ими были убиты сосед по коммунальной квартире и родственница, сделавшая замечание супругам.

Уже находясь в СИЗО, Мария Масленко так объясняла сокамерницам свою жизненную позицию: «Чтобы добиться желаемого, нужно не жалобы писать, а дружить со всеми, угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд». География преступной деятельности семейства не ограничивалась Украиной; доказано, что некоторые преступления были совершены ими и в РСФСР: в частности, Масленко-старший, находясь в Туле, отравил там свою родственницу, подмешав ей яд в самогон. Также члены семьи травили и соседских домашних животных.

Перед судом по обвинению в совершении многочисленных отравлений, в том числе с летальным исходом, предстали 45-летняя Тамара Антоновна Иванютина, её старшая сестра Нина Антоновна Мацибора, а также их родители — Антон Митрофанович и Мария Фёдоровна Масленко.

Следствием и судом было установлено, что семья Иванютиной — Мациборы — Масленко на протяжении 11 лет в корыстных интересах, а также по мотивам личной неприязни совершала многочисленные убийства и покушения на убийства различных лиц посредством отравления их т. н. «жидкостью Клеричи» — высокотоксичным раствором на основе соединений таллия.

По данным нынешнего заместителя председателя Конституционного суда Украины С. М. Винокурова, работавшего в период расследования дела в должности старшего следователя по особо важным делам в городской прокуратуре Киева, эпизоды, доказанные следствием в рамках расследования дела, относятся к первым случаям использования таллия для отравлений, зафиксированным в СССР.

Всего было доказано 40 эпизодов отравления, совершённых этим семейством, из них 13 — со смертельным исходом. При этом наибольшее число летальных отравлений (9) и покушений на убийство (20) было совершено лично Тамарой Иванютиной. Судебный процесс продолжался около года; Иванютина в своём последнем слове вины в инкриминируемых ей деяниях не признала и отказалась просить прощения у родственников своих жертв.

Все подсудимые были признаны виновными в убийствах и покушениях на убийство, совершённых посредством отравлений. Всего в ходе процесса было доказано 40 эпизодов преступной деятельности семейства.

Иванютина была приговорена к смертной казни — расстрелу (приговор был приведён в исполнение). Её подельники были осуждены к различным срокам лишения свободы: Нина — к 15 годам (дальнейшая судьба неизвестна), а отец и мать — к 10 и 13 годам соответственно (умерли в заключении).

На следствии Иванютина призналась, что её мечтой было приобретение автомобиля «Волга». В ходе расследования пыталась подкупить следователя, пообещав ему «много золота». Отказавшись признавать свою вину и раскаиваться в содеянном, пояснила на суде, что у неё «не то воспитание».

Необычность дела заключается ещё и в том, что главная обвиняемая — женщина была приговорена к высшей мере наказания — расстрелу, и приговор был приведён в исполнение.

Два других достоверно подтверждённых случая применения смертной казни к женщине в СССР в послесталинскую эпоху — это расстрелы по приговорам суда в 1979 году коллаборационистки периода Великой Отечественной войны Антонины Макаровой и в 1983 году спекулянтки Берты Бородкиной.

Дело Иванютиной до сих пор включается на Украине в учебные методические материалы по уголовному процессу.

Маркиза де Бренвилье

Мари Мадлен Дрё д’Обре, маркиза де Бренвилье (фр. Marie Madeleine Dreux d’Aubray, marquise de Brinvilliers, 2 июля 1630, Париж — 17 июля 1676, там же) — французская отравительница, с задержания которой началось нашумевшее дело о ядах.

Отравила своего отца Антуана Дрё в 1666 году, двух братьев Антуана и Франсуа в 1670 году с помощью своего возлюбленного, капитана кавалерии Годена де Сент-Круа (фр.)русск., который увлекался алхимией.

Ходили слухи о других её отравлениях — в частности, её прислуги и бедняков, которых она посещала в парижских больницах, испытывая свои яды на них, но доказательств этого нет. Годен де Сент-Круа сам умер в 1672 по непонятным причинам, найденные после его смерти бумаги и ампулы яда выдали отравительницу (возможно, он шантажировал любовницу этими бумагами).

Маркиза бежала, скрывалась в Лондоне, Голландии и Фландрии, но была найдена в льежском монастыре и препровождена во Францию в 1676. Её попытка покончить с собой не удалась, и после долгого судебного процесса (29 апреля — 16 июля 1676), в ходе которого преступница сначала полностью отрицала свою вину, а затем призналась во всех злодеяниях, маркиза де Бренвилье была подвергнута пытке питьём, обезглавлена и сожжена.

Причиной совершенных ею убийств называют ее претензии на большое наследство отца, влияние любовника, вымогавшего у нее деньги, или просто патологическую жестокость.

Есть также предание, что в детстве она была изнасилована родным братом. Ее громкое дело взбудоражило всю Францию, когда всевозможных гадалок, целительниц, алхимиков-любителей заподозрили в изготовлении «порошков для наследников», и вызвало к жизни политизированную кампанию поиска отравительниц в высшем свете, в результате которой три десятка женщин были казнены по обвинению в колдовстве и отравлениях.

Обстоятельства суда и казни маркизы переданы в письмах госпожи де Севинье, а позднее в очерке Александра Дюма Маркиза де Бренвилье из серии История знаменитых преступлений.

Они отозвались в новелле Гофмана Мадемуазель Скюдери (1819), составили материал драмы Эжена Скриба Маркиза де Бренвилье и оперы Обера на её основе (обе 1831), а также многих других произведений европейской литературы, музыки, кино (Роберт Браунинг, Эмиль Габорио, Артур Конан Дойль, Джон Диксон Карр и др.). Маркиза де Бренвилье фигурирует в романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» — она появляется среди гостей на Великом балу у сатаны.

Знаменитая отравительница стала недавно героиней романа Елены Арсеньевой Обворожительная маркиза (Мари-Мадлен де Бренвилье, Франция) (М.: Эксмо, 2008). Упомянута в книге Маркиза де Сада «Жюльетта».

Герои восхищаются жизнью этой женщины, как она с большой ловкостью принимая на себя маску милосердия и добродетели, занималась распутством и травила людей.

Кроме того, является одним из главных персонажей книги «Хемлок, или Яды» авторства Габриэль Витткоп.

Ронда Мартин

Ронда Белл Мартин (англ. Rhonda Belle Martin; родилась в 1907 – умерла 11 октября 1957 года) — американская серийная убийца. 49-летняя официантка из Монтгомери (англ. Montgomery), штат Алабама, в марте 1956 года призналась в отравлении своей матери, двух мужей и трех собственных детей, но отрицала убийство двух других детей, настаивая, что эти дети умерли от естественных причин.

Согласно статье в журнале LIFE, опубликованной в то время, она любила получать открытки, где были пожелания о скорейшем выздоровлении, а позже открытки с соболезнованиями, которые приходили тогда, когда жертвы уже умерли, а также принимала большую заботу, чтобы их похоронили бок о бок на частном участке.

Её муж пятый, Рональд Мартин (англ. Ronald Martin), моложе ее на 21 год, и когда-то приходился пасынком, был отравлен мышьяком, как и другие, но выжил, пройдя 9-месячный курс лечения, правда страдал до конца своих дней параличом нижних конечностей.

Этот недуг заставил полицейских взглянуть на странные смерти, окружающие Ронду Мартин. Результаты вскрытия, которые провели после эксгумации, раскрыли преступления, и она во всем созналась.

В ходе расследования остались расплывчатые точки зрения ее истинных мотивов. Прокуроры заявили, что есть подозрения ее волне серийных убийств, которая, возможно, была вызвана получением страховых поступлений, хотя это маловероятно, так как она получала такие суммы, которых было достаточно только для того, чтобы покрыть расходы похорон. Это лишь догадка, сама Ронда Мартин никогда не призналась в этом.

Сумма долгое время не раскрывалась, однако позднее, адвокат Уильям Тетфорд (англ. William Thetford), сказал, что госпожа Мартин получила $ 2750 долларов совместно с трех договоров страхования.

Она была признана виновной в убийстве своего четвертого мужа, 51-летнего Клода Кэрролла Мартина (англ. Claude Carroll Martin), которого тайком накормила крысиным ядом, отчего бедолага «скопытился» в 1951 году; это единственное официальное обвинение против нее. Хотя в общей сложности, ее подозревали в убийстве 6 человек, таких как:

– 3-летняя Имоджин Гарретт (англ. Emogene Garrett), ее дочь;
 – Джордж Гарретт (англ. George Garrett), второй муж;
 – 6-летняя Анна Кэролин Гарретт (англ. Anna Carolyn Garrett), ее дочь;
 – 11-летняя Эллин Элизабет Гарретт (англ. Ellyn Elizabeth Garrett), ее дочь;
 – Мэри Фрэнсис Гиббон ​​(англ. Mary Frances Gibbon), ее мать;
 – 51-летний Клод Кэрролл Мартин (англ. Claude Carroll Martin), четвертый муж.

Она отрицала убийство двух других детей, чьи смерти были также предметом расследования. 

За восемь дней до исполнения смертной казни, ей задали вопрос в интервью, готова ли она была умереть, на который она ответила, – «Ну, вы никогда не видели никого, кто был готов сесть на электрический стул. Но если это то, что должно быть, тогда пусть будет».

Ронда Белл хотела, чтобы ее наказание смягчили до пожизненного лишения свободы. Несмотря на все предпринятые ей усилия, 11 октября 1957 года она была казнена в штате Алабама на электрическом стуле в тюрьме Килби (англ. Kilby Prison). Перед тем как включить рубильник, ее спросили, хочет ли она что-нибудь сказать, но она просто покачала бесшумно головой. Последняя трапеза состояла из гамбургера, картофельного пюре, булочки с корицей и кофе.

Ронда Мартин была третьей женщиной, которую казнили в Алабаме на электрическом стуле с 1927 года. Этот способ казни использовался до 10 мая 2002 года, когда Линду Лион Блок, убийцу полицейского, казнили идентичным способом.

Блок стала последним человеком, который был казнен на электрическом стуле в штате Алабама и первой женщиной, казненной в штате с 1957 года.

Хильда Нильссон

Хильда Нильссон (швед. Hilda Nilsson; 1876 — 10 августа 1917) — шведская преступница, серийный убийца. Из-за банкротства своего мужа подрабатывала нянькой.

Брала за деньги детей из семей, где дети были рождены без законных отцов и внимание к ним было минимальным. Хильда убивала их, топя в ванной. Была приговорена к смертной казни за убийство 8 детей.

Во второй половине XIX — начале XX веков в Европе существовала практика найма кормилиц для младенцев и нянек для детей постарше. Со временем это привело к появлению частных приютов.

Малоимущие женщины, и в особенности те, у кого были внебрачные дети, за определённую плату отдавали их няньке на время или навсегда. Плата зачастую была минимальной или же просто одноразовой, и в отсутствие государственного контроля за хозяйствами, в которых жили приемыши, последствия для последних во многих случаях были трагичными. Воспитатели за отсутствием средств зачастую просто морили их голодом.

Жительница Хельсингборга Хильда Нильссон, имевшая чистый и уютный дом, соблазняла клиенток своим добропорядочным видом, но в отличие от других нянек она, не дожидаясь смерти детей, просто топила их в корыте. Её бизнес продолжался довольно долго, поскольку матери отданных «на воспитание» внебрачных детей как правило не возвращались за ними.

Тем не менее о преступлениях всё же стало известно, когда одна из матерей её жертв обратилась в полицию, после чего Хильду арестовали. Суд над ней начался 2 июня 1917 года. После психиатрического освидетельствования она была приговорена к смертной казни 14 июня того же года. Не дожидаясь приговора, Хильда повесилась в собственной камере.

В тот же день суд пересмотрел приговор и заменил обезглавливание содержанием в тюрьме. Однако когда к ней пришли, чтобы сообщить о замене смертной казни на пожизненное заключение, было уже слишком поздно.

Хильда Нильссон стала последней женщиной в Швеции, приговорённой к смертной казни.

Мэри Ноу

Мэри Ноу (англ. Marie Noe; род. 1928) — многодетная мать, в июне 1999 года признанная виновной в убийстве восьмерых собственных детей.

Между 1949 и 1968 годами восемь из десяти детей Ноу умерли при не вполне ясных обстоятельствах, которые тогда были приписаны синдрому внезапной смерти младенцев во время сна.

Все восемь детей при рождении были здоровы и развивались как обычно. Два других ребёнка умерли от естественных причин. Ноу признала себя виновной в восьми убийствах второй степени и была приговорена к 20-летнему условному наказанию и психиатрическому обследованию.

Мэри Ноу была одним из нескольких детей в проблемном браке своих родителей. Мэри переболела скарлатиной в возрасте пяти лет, что впоследствии приписывают ей причиной трудностей в обучении. Она бросила школу в раннем подростковом возрасте, чтобы начать работать и помогать в ухаживании за племянницей, рождённой одной из её старших сестёр, когда Мэри было 12 лет, и воспитывавшейся как сестра Мэри.

Мэри и Артур Ноу познакомились в частном клубе в Западном Кенсингтоне в окрестностях Филадельфии. После непродолжительного ухаживания они тайно поженились. У супругов родилось десять детей. Все они умерли в возрасте от двух недель до 14 месяцев.

Ричард Аллан Ноу (7 марта 1949 — 7 апреля 1949)
Элизабет Мэри Ноу (8 сентября 1950 — 17 февраля 1951)
Жаклин Ноу (23 апреля 1952 — 3 мая 1952)
Артур Джозеф Ноу младший (23 апреля 1955 — 28 апреля 1955)
Констанс Ноу (24 февраля 1958 — 20 марта 1958)
Лецития Ноу (мертворождённая, 24 августа 1959; причиной смерти установлено удушение пуповиной)
Мэри Ли Ноу (19 июня 1962 — 4 января 1963)
Тереза Ноу (умерла в больнице, июнь 1963; причиной смерти было установлено «врождённый геморрагический диатез»)
Катрин Е. Ноу (3 декабря 1964 — 24 февраля 1966)
Артур Джозеф Ноу младший (28 июля 1967 — 2 января 1968)

Во время кесарева сечения при последних родах у Ноу произошёл разрыв матки, и ей пришлось сделать гистерэктомию.

Интерес к этому случаю возобновился после публикации в 1997 году книги The Death of Innocents о нью-йоркской преступнице Ванете Хойт и расследовании в статье, появившейся в апреле 1998 года в выпуске журнала Philadelphia.

Автор статьи в Philadelphia передал результаты своего расследования в филадельфийский полицейский участок в марте 1998 года. После получения материалов, допрошенная полицией Ноу призналась, что задушила четырёх детей. Также она заявила, что не помнит о происшедшем с четырьмя другими детьми, умершими при аналогичных обстоятельствах. В августе 1998 года ей было предъявлено обвинение в убийстве первой степени.

Ноу признала себя виновной по восьми пунктам обвинения в убийстве второй степени и в июне 1998 года приговорена к 20 годам лишения свободы условно с нахождением первые пять лет под домашним арестом.

В качестве условия в признании своей вины Ноу согласилась на психиатрическое обследование в надежде выяснить причины убийства её детей. В сентябре 2001 года к судебному делу были приобщены материалы о том, что Ноу страдает смешанным расстройством личности.

Вера Ренци

Вера Ренци, рум. Vera Renczi (1903 — 1960 ) — румынская серийная убийца, которая в течение 1920—1930-х годов отравила мышьяком тридцать пять человек, включая своих мужей, любовников и единственного сына.

Вера родилась в богатой семье, происходившей из венгерского дворянства. Она была неуправляемым ребёнком, уже в пятнадцатилетнем возрасте часто сбегала из дома со своими друзьями, многие из которых были значительно старше её.

У неё было навязчивое желание дружить с мужчинами. По характеру Вера была очень ревнивой и подозрительной. Первый раз она вышла замуж за богатого дельца из Бухареста, старше её на много лет.

У них родился сын Лоренсо. Вера стала подозревать мужа в изменах и однажды в гневе подсыпала ему в вино мышьяк. Семье и друзьям она сказала, что муж бросил её сына. Через год она объявила, что до неё дошли слухи, будто муж, проживающий отдельно, погиб в автомобильной катастрофе.

Вскоре она снова вступила в брак. На этот раз её избранником стал человек, близкий по возрасту. Однако они часто ссорились, и Вера изводила себя подозрениями о неверности мужа.

Спустя месяц муж исчез, и она снова сообщила семье и друзьям, что он оставил её. Спустя год Вера заявила, что получила от него письмо, где он говорил, что никогда не вернется домой.

Больше Вера не выходила замуж, однако вступала в отношения с мужчинами, в том числе и женатыми. Её любовниками были люди разных слоев и разного социального положения. И все они пропадали без вести через месяцы, недели, а то и вовсе через считанные дни после начала романа. Вера всегда придумывала истории, что мужчины были неверными и бросали её.

Однажды обманутая жена одного из любовников проследила за неверным мужем. Когда мужчина пропал, она вызвала полицию, дом Веры обыскали и в винном погребе нашли 32 цинковых гроба, в каждом из которых лежал мужской труп в разных стадиях разложения. Веру арестовали, и она призналась, что отравила этих 32 мужчин мышьяком, когда они изменяли ей или теряли к ней интерес.

Она сообщила также, что ей нравилось сидеть в кресле среди гробов с её бывшими поклонниками. Призналась Вера и в убийстве двоих мужей и сына. Она сказала, что как-то сын приехал к ней в гости и случайно увидел в подвале гробы. Он начал шантажировать её, и она отравила его и избавилась от тела.

Вера была признана виновной в тридцати пяти убийствах и приговорена к пожизненному заключению. Умерла она в тюрьме.

Дарья Салтыкова

Знаменитая помещица-садистка Дарья Салтыкова, убившая и замучившая десятки крестьян и дворовых людей, имела, помимо прочего имущества, и дом в Москве. Располагался он на углу улиц Большая Лубянка и Кузнецкий Мост. По иронии судьбы, теперь там находятся здания ФСБ, в подвалах которых замучили в 1930-х годах многих людей.

Родилась в семье столбового дворянина Николая Автономовича Иванова от брака его с Анной Ивановной Давыдовой. Её дед, Автоном Иванов, был крупным деятелем времён царевны Софьи и Петра I. Вышла замуж за ротмистра лейб-гвардии Конного полка Глеба Алексеевича Салтыкова (ум. около 1755), дядю будущего светлейшего князя Николая Ивановича Салтыкова. У них родилось два сына, Фёдор (19.01.1750—25.06.1801) и Николай (ум. 27.07.1775), которые были записаны на службу в гвардейские полки.

Овдовев в возрасте 26 лет, получила в своё полное владение около 600 крестьян в поместьях, расположенных в Московской, Вологодской и Костромской губерниях. Следователь по делу вдовы Салтыковой, надворный советник Волков, основываясь на данных домовых книг самой подозреваемой, составил список из 138 фамилий крепостных, судьбу которых предстояло выяснить.

Согласно официальным записям 50 человек считались «умершими от болезней», 72 человека — «безвестно отсутствовали», 16 считались «выехавшими к мужу» или «ушедшими в бега». По показаниям крепостных крестьян, полученным во время «повальных обысков» в имении и деревнях помещицы, Салтыковой было убито 75 человек, в основном женщин и девушек.

При жизни мужа за Салтычихой не замечалось особой склонности к рукоприкладству. Это была ещё цветущая и притом весьма набожная женщина, потому о характере психического заболевания Салтыковой можно только догадываться. С одной стороны она вела себя как верующий человек, с другой — совершала садистические преступления.

Одним из возможных диагнозов может быть «эпилептоидная психопатия». Примерно через полгода после смерти мужа она начала регулярно избивать, преимущественно поленом, прислугу. Основными поводами для наказания были недобросовестность в мытье полов или стирке.
Истязания начинались с того, что она наносила провинившейся крестьянке удары попавшимся под руку предметом (чаще всего это было полено). Провинившуюся затем пороли конюхи и гайдуки, порой до смерти. Постепенно тяжесть наносимых таким способом ран становилась сильнее, а сами побои — продолжительнее и изощреннее. Салтычиха могла облить жертву кипятком или опалить ей волосы на голове.

Также она использовала для истязаний горячие щипцы для завивки волос, которыми хватала жертву за уши. Часто таскала людей за волосы и при этом била их головой о стену длительное время. Многие убитые ею, по словам свидетелей, не имели волос на голове; Салтычиха рвала волосы пальцами, что свидетельствует о её немалой физической силе.

Жертв морили голодом и привязывали голыми на морозе. Салтычиха любила убивать невест, которые в ближайшее время собирались выйти замуж. В ноябре 1759 г. в ходе растянувшейся почти на сутки пытки был убит молодой слуга Хрисанф Андреев, а в сентябре 1761 г. Салтыкова собственноручно забила мальчика Лукьяна Михеева.

В одном эпизоде досталось от Салтычихи и дворянину. Землемер Николай Тютчев — дед поэта Фёдора Тютчева — длительное время состоял с ней в любовных отношениях, но потом решил жениться на девице Панютиной. Салтычиха решила сжечь дом Панютиной и дала своим людям серы, пороха и паклю, но люди испугались.

Когда Тютчев и Панютина уже поженились и ехали в свою орловскую вотчину, Салтычиха приказала своим крестьянам убить их. Однако вместо этого крестьяне сообщили об угрозе самому Тютчеву.

Хотя Салтычиха принадлежала к знатному роду, Екатерина II использовала её дело в качестве показательного процесса, который ознаменовал новую эпоху законности, а также — для демонстрации московскому дворянству власти и готовности бороться со злоупотреблениями на местах. Московской юстиц-коллегией было произведено следствие, продолжавшееся 6 лет.

Следствием занимался специально назначенный безродный чиновник Степан Волков и его помощник надворный советник князь Дмитрий Цицианов. Они проанализировали счётные книги Салтычихи, что позволило установить круг подкупленных чиновников. Следователи также изучили записи о движении крепостных душ, в которых было отмечено, какие крестьяне были проданы, кто был отправлен на заработки и кто умер. Было выявлено много подозрительных записей о смертях.

Так, например, двадцатилетняя девушка могла поступить на работу в качестве прислуги и через несколько недель умереть. Согласно записям, у Ермолая Ильина (одного из жалобщиков, который служил конюхом) умерло подряд три жены. Некоторых крестьянок будто бы отпускали в родные деревни, после чего они тут же умирали или пропадали без вести.

Изучение архивов канцелярии московского гражданского губернатора, московского полицеймейстера и Сыскного приказа выявило 21 жалобу, поданную на Салтычиху её крепостными. Все жалобщики были возвращены помещице, которая произвела над ними самосуд. Салтычиху взяли под стражу.

При допросах применялась угроза пытки (разрешение на пытку получено не было), но она ни в чём не созналась и до поры вела себя очень нагло и вызывающе, рассчитывая на заступничество своего высокопоставленного родственника, московского градоначальника Петра Салтыкова.

Малоэффективной оказалась и пытка известного разбойника в присутствии Салтычихи с извещением, что она будет следующая. Возможно, она была осведомлена о том, что пытки к ней применены не будут (ряд историков рассматривают теорию, что сама Дарья Салтыкова если не знала об обстоятельствах смерти Петра III и отношениях императрицы с Сергеем Салтыковым, то пользовалась защитой лиц, посвященных в компрометирующие Екатерину сведения).

Не сработали и уговоры раскаяться священника московской церкви Николая Чудотворца Дмитрия Васильева. Затем был произведён повальный обыск в московском доме Салтычихи и в Троицком, сопровождавшийся опросом сотен свидетелей. Были обнаружены бухгалтерские книги, содержавшие информацию о взятках чиновникам московской администрации, а опрошенные рассказали об убийствах, сообщили даты и имена жертв.

Взятки получили начальник полицеймейстерской канцелярии Молчанов, прокурор Сыскного приказа Хвощинский, присутствующие Сыскного приказа Вельяминов-Зернов и Михайловский, секретарь Тайной конторы Яров, актуариус Сыскного приказа Пафнутьев. Весной 1765 года следствие в московской Юстиц-коллегии было формально окончено и направлено для дальнейшего рассмотрения в 6-й Департамент Правительствующего сената.
По итогам следствия Волков пришёл к заключению, что Дарья Салтыкова «несомненно повинна» в смерти 38 человек и «оставлена в подозрении» относительно виновности в смерти ещё 26 человек.

Судебное разбирательство длилось более 3 лет. В конце концов, судьи признали обвиняемую «виновной без снисхождения» в 38 доказанных убийствах и пытках дворовых людей. Однако сенаторы не стали выносить конкретного приговора, переложив бремя принятия решения на царствующего монарха — Екатерину II.

В течение сентября 1768 года Екатерина II несколько раз переписывала приговор. Сохранилось четыре собственноручных наброска приговора императрицы. 2 октября 1768 года Екатерина II направила в Сенат указ, в котором очень подробно описала как наложенное на Салтыкову наказание, так и порядок его отправления.

На полях этого указа рукою Екатерины возле слова она поставлено он. Есть версия, что императрица хотела сказать, что Салтыкова недостойна называться женщиной.

Салтыкова Дарья Николаевна была приговорена: к лишению дворянского звания; к пожизненному запрету именоваться родом отца или мужа, также запрещалось указывать своё дворянское происхождение и родственные связи с иными дворянскими фамилиями; к отбыванию в течение часа особого «поносительного зрелища», в ходе которого осуждённой надлежало простоять на эшафоте прикованной к столбу с надписью над головой «мучительница и душегубица»; к пожизненному заключению в подземной тюрьме без света и человеческого общения (свет дозволялся только во время приёма пищи, а разговор — только с начальником караула и женщиной-монахиней).

Помимо этого, императрица своим указом от 2 октября 1768 года постановила вернуть двум сыновьям всё имущество матери, до той поры находившееся в опекунском управлении. Также указывалось предать наказанию ссылкой на каторжные работы сообщников Дарьи Салтыковой (священника села Троицкого Степана Петрова, одного из «гайдуков» и конюха помещицы).

Наказание осуждённой «Дарьи Николаевой дочери» в части «поносительного зрелища» было исполнено 17 октября 1768 года на Красной площади в Москве. Затем в московском Ивановском женском монастыре, куда прибыла осуждённая после наказания на Красной площади, для неё была приготовлена особая камера, названная «покаянной».

Высота отрытого в грунте помещения не превышала трёх аршин (то есть 2,1 метра), оно полностью находилось ниже поверхности земли, что исключало всякую возможность попадания внутрь дневного света. Узница содержалась в полной темноте, лишь на время приёма пищи ей передавался свечной огарок. Салтычихе не дозволялись прогулки, ей было запрещено получать и передавать корреспонденцию.

По крупным церковным праздникам её выводили из тюрьмы и отводили к небольшому окошку в стене храма, через которое она могла прослушать литургию. Жёсткий режим содержания продлился 11 лет, после чего был ослаблен: осуждённая была переведена в каменную пристройку к храму с окном.

Посетителям храма было дозволено смотреть в окно и даже разговаривать с узницей. По словам историка, «Салтыкова, когда бывало сберутся любопытные у окошечка за железною решёткою её застенка, ругалась, плевала и совала палку сквозь открытое в летнюю пору окошечко».

После смерти заключённой её камера была приспособлена под ризницу, которая была разобрана в 1860-м году вместе со зданием церкви. Провела в тюрьме тридцать три года и умерла 27 ноября 1801 года.

Похоронена на кладбище Донского монастыря, где была похоронена вся её родня. Надгробье сохранилось.

Мария Сваненбург

Мария Катарина Сваненбург (нидерл. Maria Catharina Swanenburg, также известна по прозвищам Goeie Mie и de Leidse Gifmengster; 9 сентября 1839 года, Лейден — 11 апреля 1915 года, Горинхем) — нидерландская серийная убийца, убившая, по меньшей мере, 27 человек и подозревавшаяся в убийстве более чем 90 человек.

Родителями Марии были Клеменс Сваненбург и Йоханна Дингьян. После того, как две её дочери умерли в молодом возрасте, Мария 13 мая 1868 года вышла замуж за Йоханнеса ван дер Линдена. В браке у них родились пять сыновей и две дочери. Брак просуществовал до 29 января 1886 года. Сваненбург получила прозвище Goeie Mie («Хорошая Ми») за осуществление ухода за детьми и больными в бедном квартале города Лейден, где она жила.

Доподлинно доказано, что Сваненбург отравила мышьяком, по меньшей мере, 102 человека, 27 из которых умерли в период между 1880 и 1883 годами. Всего расследовалось более девяноста случаев подозрительных смертей. Из выживших, сорок пять человек заполучили устойчивые хронические заболевания после приёма яда.

Сваненбург совершала преступления из корыстного мотива: она надеялась получить страховку или наследство после смерти своих жертв. Таким образом ей удалось оформить на своё имя большое количество страховых полисов.

Первой жертвой Марии стала её мать, которую она отравила в 1880 году, вскоре после этого она отравила и своего отца. Преступницу схватили при попытке отравления семьи Франкхёйзен (Frankhuizen) в декабре 1883 г.

Судебный процесс над Сваненбург начался 23 апреля 1885 года. Подсудимая была признана виновной в убийстве последних трёх жертв и приговорена к пожизненному лишению свободы. Умерла в заключении в 1915 году.

Карла Хомолка

Карла Линн Хомолка (англ. Karla Leanne Homolka, также известная под именем Карла Линн Тил англ. Karla Leanne Teale; родилась 4 мая 1970 года в Порт-Кредит, Онтарио, Канада) — канадская серийная убийца.

Она привлекла внимание СМИ, когда была признана виновной в непредумышленном убийстве после сделки о признании вины в изнасиловании и убийстве двух девочек подростков Лесли Махаффи (англ. Leslie Mahaffy) и Кристен Френч (англ. Kristen French), а также в изнасиловании её младшей сестры Тэмми (англ. Tammy), которая впоследствии скончалась.

Карла и её муж, а также соучастник преступлений, Пол Бернандо, были арестованы в 1993 году. В 1995 году Бернандо был признан виновным в убийстве двух девочек-подростков и получил максимально-возможную меру наказания в Канаде — пожизненное заключение.

Хомолка же заявила следователям что её муж неоднократно применял к ней насилие и она являлась невольным соучастником его преступлений. В результате, она заключила сделку с прокуратурой на смягчение приговора до 12 лет тюремного заключения в обмен на добровольное признание вины в непредумышленных убийствах.

Однако, исследование видеозаписей преступлений показало, что Хомолка была более активным участником преступлений, чем она сама утверждала. Её соглашение о признании вины позже получило название «Сделка с дьяволом» в Канадской прессе.

Общественность была возмущена настолько, что едва успела остыть, когда в 2005 году Хомолка вышла на свободу. Карла жила в провинции Квебек до 2007 года, а затем переехала жить на Антильские острова с новым партнером и ребёнком на руках изменив своё имя на Линн Тилл (Leanne Teale).

Карла была старшей из трёх дочерей в семье Карела и Дороти Хомолки. Её сестёр звали сестры Лори (р. 1971) и Тэмми (1975—1990).

Карла училась в школе сэра Уинстона Черчилля (Sir Winston Churchill Secondary School) и неполный рабочий день трудилась в зоомагазине в близлежащем торговом центре. у Карлы были самые разнообразные увлечения: она занималась гимнастикой, выступала в школьном мюзик-холле и даже организовала для подружек «Эксклюзивный бриллиантовый клуб», члены которого готовились к роскошной жизни в роли жен преуспевающих бизнесменов.

Правда, были у неё и другие, тайные хобби — интересовалась сатанизмом, принимала наркотики, носила исключительно чёрные платья и, как она сама призналась, мечтала о садистских оргиях. После колледжа девушка устроилась работать в ветеринарную клинику — усыплять животных.

На конвенции в Торонто Хомолка познакомилась со своим будущим мужем, 23-летним Полом Бернардо (Paul Bernando) и уже 24 декабря 1987 года Бернардо сделал ей предложение, всего через пару месяцев после их знакомства в октябре того же года.

Летом 1990 года ими было совершено первое преступление. Пол регулярно третировал Карлу за то, что на момент их встречи она уже не была девственницей. Он внушил ей, что она должна расплатиться за это невинностью своей младшей сестры — 15-летней Тэмми.

Карла согласилась на это. 24 декабря 1990 года, всего за две недели до 16-го дня рождения Тэмми, Карла подсыпала сестре галотан — анестетик, украденный из ветеринарной клиники, где она работала. 

Когда Тэмми потеряла сознание, Карла наблюдала, как Пол её насиловал. Вскоре у Тэмми началась рвота, и она начала захлёбываться. Медицинских познаний Карлы не хватило на то, чтобы её спасти, и девушка умерла. Позже смерть была списана на несчастный случай.

15 июня 1991 года, за две недели до свадьбы, Бернардо увидел Лесли Махаффи, которая стояла у двери своего дома в Берлингтоне. Лесли, сказавшая своим родителям, что съездит попрощаться со своим погибшим в автомобильной аварии другом и будет дома к 23:00.

Она поболтала с Бернардо и подошла к его машине, Бернардо насильно посадил её в машину и увез к себе домой за 53 км, где он и Хомолка держали девушку в заложниках 24 часа, неоднократно насилуя её. Они сняли процесс на видеокамеру, в том числе сцену, где Хомолка позировала в разнообразных нарядах, прежде чем начали насиловать Лесли. В конце концов, они убили её.

Позднее Хомолка утверждала, что Бернардо задушил Махаффи электрическим шнуром. Бернардо же заявил, что она умерла, когда его не было в комнате, и что Хомолка убила Махаффи передозировкой хальциона. Они положили тело в подвале, а Пол расчленил жертву циркулярной пилой, залил куски цементным раствором и сбросил в озеро Гибсон. Позже её труп был обнаружен местными жителями.

16-го апреля 1992-го Хомолка и Бернардо прибыли к церкви Сент-Катаринес и заговорили с Кристен Френч. Хомолка вышла из автомобиля с картой, делая вид, что они с супругом заблудились, и попросила помощи у Френч. После этого Бернардо, угрожая ножом, затащил девушку в машину. Несколько свидетелей произошедшего на тот момент просто не понимали сути происходящего.

Хомолка и Бернардо привезли Френч в порт Далхаузи, где три дня мучили, избивали и насиловали её. Позже Бернардо утверждал, что Хомолка стукнула Френч деревянным молотком, когда та попыталась убежать, а после обмотала петлю вокруг её шеи и прикрепила к сундуку.

27 декабря 1992 года Бернардо избил Хомолку фонариком. Он наносил удары по её голове, лицу, а также по конечностям. Сама Хомолка объяснила тогда свои травмы тем, что она попала в автомобильную аварию и уже 4 января 1993 года она вернулась на работу. Её коллеги, не поверив словам Карлы, позвонили её родителям, которые на следующий день забрали Хомолку из дома и отвезли ту в больницу, где полученные ей травмы были задокументированы.

Хомолка подала заявление в Региональную полицейскую службу Ниагары, заявив, что её избил супруг. Бернардо был арестован, но позже его освободили под подписку о невыезде. Пол предпринял попытку совершить самоубийство, но, друг, нашедший предсмертную записку Бернардо, предотвратил его попытку самоубийства. Хомолка же после этого судебного процесса переехала к родственникам в Брамптон.

К декабрю 1992 года у полицейских уже было несколько доносов на Пола и даже образцы его ДНК, взятые в ходе расследования преступлений насильника из Скарборо, но исследование образцов затягивалось, а доносы оставались без внимания. Однако, факт избиения Хомолки мужем подтолкнул ту к расследованию их личной жизни. Таким образом следователями было обнаружено, что ДНК Пола Бернардо совпадает с ДНК разыскиваемого ими сексуального маньяка. В доме супругов был проведён обыск в ходе которого были обнаружены видеокассеты с записями сцен изнасилования.

Не смотря на то, что это были обнаружены веские доказательства вины в преступлениях не только Бернандо, но и Хомолки, той было предложено дать показания против мужа в обмен на двенадцатилетний тюремный срок.

Интересы Хомолки в суде защищал Джордж Уолкер, благодарный ей за то, что она ухаживала за его больной собакой. Он убедил обвинение пойти на сделку, дабы получить полную картину преступлений, а присяжных же в том, что Хомолка была лишь несчастной запуганной жертвой мужа-садиста.

Суд вынес решение в пользу Карлы, сделка была заключена. Позже полицейскими были обнаружены новые кассеты, на которых Карла вела себя уже не как жертва, но как полноценная соучастница преступления.

В июле 2005 года, СМИ сообщили что Хомолка переехала на остров Монреале.

30 ноября 2005, года Высший суд провинции Квебек в лице судьи Джеймса Брантон снял все ограничения, наложенные на Хомолку, объявив о недостаточности оснований для их продолжения.

6 декабря 2005 года, Апелляционный суд Квебека поддержал решение Брантона. Департамент юстиций Квебека решил в итоге не передавать дело в Верховный суд, несмотря призывы Онтарио.

В 2012 году, журналистка Пола Тодд сообщила, что Хомолка в данный момент проживает в Гваделупе, под именем Лиэнн Борделаис (англ. Leanne Bordelais), с мужем и тремя детьми.

Начиная с октября 2011 года кто-то пытался вносить изменения в статью про Карлу Хомолку, пытаясь выдать её за жену Луки Маньотты, в то время как в статье говорится о том, что её мужем является Тьерри Бордеалис (Thierry Bordelais).

Затем статья не редактировалась до февраля 2012 года, когда туда опять кто-то стал вставлять ту же самую информацию — о том, что Лука Маньотта является её мужем. Аналогичные попытки внесения этой информации были 4-го, 5-го и 30-го марта 2012 года от имени разных пользователей.

Мария Фикачкова

Мария Фикачкова (чеш. Marie Fikáčková; 1936—1961) — чешская серийная убийца. Мария выросла в неблагополучной семье, и её брак тоже не удался.

Она работала медсестрой в больнице, была акушеркой. В 1960 году была взята под стражу по обвинению в убийстве новорожденного.

В ходе расследования она призналась в убийстве по крайней мере 10 новорожденных.

С 1957 года она стала бить своих жертв по голове, в результате чего они умирали в течение нескольких часов или дней.

Мотив для убийства так и остался неизвестным.

Мария была обвинена лишь в двух убийствах (другие доказать не удалось).

Она была приговорена к смерти и повешена.

Swanenburg

Judy_Buenoano

Hilda_Nilsson_(1)

Amelia-dyer

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *